nai2008

Category:

Закрывая долги - беседа о Великой хартии вольностей

Выполняя уже неприлично давнее обещание, записал мысли (из одной давней дискуссии) по поводу Хартии. За давностью даже и не вспомню кто именно из участников какие мысли высказывал, но авторство не моё:

Вхв была не про демократию – в то время с ней вообще было несколько туго. И даже не была идеей революционно новой – попытки установить некие правила поведения среди знати (а заодно ограничить власть монарха) есть сюжет регулярно повторяющийся. К примеру, сыновья Генриха Второго за привилегии знати (и свои) в состоянии мятежа пребывали, считай, постоянно. Но был важный, даже важнейший нюанс. Хартия была документом. Т.е. писаным текстом. Именно в этом её прогрессивное значение.

Вести себя прилично, не тиранствовать, не злоупотреблять властью (в ущерб лордам) короли и раньше обещали, иногда даже выполняли. После подписания Хартии «правила хорошего тона», которых от короля и так ждали (по крайней мере, феодалы) были изложены письменно. Что крайне важно. Теперь в случае разногласий с короной вместо бессмысленного разговора – «вы обещали – а вы тоже много чего обещали», было некое писаное слово. ВХВ – документ прогрессивный, в том смысле, в котором письменный общедоступный нормативный документ прогрессивнее традиций, ожиданий и понятий.

(Вообще же Хартию подписали не после долгого размышления, в мыслях о демократии и благе народа, а прямо посредине жесточайшей междоусобицы. Мятежники захватили Лондон, король с прямо пугающим энтузиазмом устраивал шевоше по землям баронов, на трон Англии примеривался французский принц. Не самое время для эпохальных документов – тем более, что Папа Римский всё равно освободил Джона от клятв. Скорее всего, Хартия многими рассматривалась как некоторая «времянка», творение умеренных, и  основным мотивом была попытка не допустить, после поражения при Бувине, ещё и разорительной войны внутри страны.)

Кстати. Сравнение было слишком, имхо, жёсткое, но образное. В излюбленном фантастическом сюжете человечество обычно постигает некий  страшный катаклизм, государства уничтожены, остатки населения выживают в виде кланов, шаек и банд. Нравы, конечно, будут простые и суровые, а действующие законы будут ближе всего именно что к понятиям. По мере развития - если человечество несколько оклемается - рано или поздно эти понятия будут для всеобщего понимания и ознакомления изложены письменно. Именно такой формализацией понятий и стала, по мнению одного из участников беседы, ВХВ.

Сравнение, повторюсь, суровое. Но ведь и средневековые лорды, особенно в ранний период, по нравам от братков ушли недалеко.

Теперь о заслугах в подписании документа. Обычно исследователи и авторы уделяют внимание личности и недостаткам Джона – благодаря которым он сначала заполучил себе массовую баронскую оппозицию, а потом не смог с ней справиться. Джон, конечно, даже не на всяком конкурсе чудаков первое место занял бы, но отцами ВХВ также можно признать и Генриха Второго, и братца Ричарда. Дело вот в чём:

Английские короли ещё до Вильгельма вполне умели собирать налоги с государства *вроде Danegeld-а). После Гастингса при дележе добычи завоеватель себя владениями тоже не обделил. Т.е. изначально ресурсы у английского монарха были. Но войны и Генриха, и (особенно) Ричарда сжирали даже их (Львиному Сердцу не зря приписывают bon mot «продал бы Лондон, если бы нашёлся покупатель»). Как отмечают братья Бахрахи, и отец и сын Плантагенеты активно продавали, закладывали земли, брали в долг под обеспечение доходов от налогов. В результате Джону пришлось иметь дело практически с теми же врагами — но с куда меньшими ресурсами. Т.е. Хартия это заслуга королей сильных и воинственных никак не меньше, чем слабых. Новый король оказался более зависим от лордов, был вынужден выжимать досуха оставшиеся источники дохода, что его внутриполитических позиций никак не укрепляло.

Конечно, более сильный (и уравновешенный) правитель и с подданными мог отношения построить, и владения на континенте не пролюбить. Тут уже, действительно, вступают в игру недостатки Джона. То, что ресурсов у него было меньше, а требовались они в прежних количествах - фактор объективный, но вот то, что предъявить сторонникам за все жертвы и затраты ему было, почитай, нечего – уже вполне себе субъективный.

Кстати о владениях на континенте. Кроме престижа, их утрата влекла за собой и весомые материальные потери. По разным подсчётам (рекомендую, кстати, статью Н.Бэрратта) только revenue от утерянных владений был не меньше 44000 анжуйских ливров в год, что по подсчёту автора статьи для Джона на 1199-1203 годы было третью от общей суммы.

Как-то так.

Удачи,

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.