nai2008

Categories:

Малоизвестные сражения: кампании 1560 года в Шотландии и 1589 года во Франции

1560 год, кампания в Шотландии

Армия лорда Грея (6 т. пехоты, 1200 конных, изначально) вторглась в Шотландию и двинулась на г.Лейт (он же Лит). Среди шотландцев был очередной раздрай, и очевидным противником был только французский контингент. С другой стороны - отличительная черта раздрая - в случае поражения к французам могут как примкнуть нейтралы, так и перебежать как-бы-сторонники.


Стычка у Данбара. В городе было до 200 французов. Их планировали выманить малыми группами легкоконных и затем ударить из засады полутысячей пехоты (странное, с иной точки зрения, распределение ролей). Но дело ограничилось вялой перестрелкой.


Гарнизон Лейта автор оценивает в 4 тысячи. К лорду Грею примкнули около тысячи местных сторонников королевы, в армию ("8 тысяч, хотя королева платила как за 12-тысячную") готовились направить ещё 2000 пополнения, но плохая погода и дожди обещали серьёзное сокращение состава - прежде всего у осаждавших.

Первый бой у города. Из Лейта выходят около 1,5 тыс.пехоты французов (2/3 стрелков, треть пик) и отряд конницы. На очевидное пожелание английского командования уйти вообще, или хотя бы в город французы ответили, что стоят на земле своей королевы (долгая династийная история, если вкратце - то отчасти да). В ответ на угрозу "последствиями" французы и вовсе дают залп.

Несмотря на позиции ниже по склону, англичанам удаётся, после тяжёлого боя, оттеснить врага. Современник гордо пишет, что "отвага преодолевает естественные преграды", кэп напоминает, что численный перевес тоже не помешал. Некоторое время французы удерживают позицию у часовни, но вновь оказываются сбиты. Их поддерживают пушки крепости, англичане также выкатывают 2 орудия и атакуют тяжёлой конницей. Французский отряд уходит под натиском врага обратно в Лейт. 

Потери: 140 французов, "множество" (очевидно, больше 140) англичан. В плен попали вырвавшиеся вперёд 4 французских офицера - что говорит о том, что, вопреки английской версии, французы не только стояли или отступали, но и контратаковали. В целом же по описанию — речь о более классическом бое пеших батальонов с пиконосным центром и стрелковыми «крыльями».

Осада тянется некоторое время. После жарких дебатов - в т.ч. с цитатами из Библии - англичане решают, что стрелять по церквям (на башнях двух из них французы установили,как-то, пушки) всё же можно. Некоторые авторы видят уже в спорах свидетельство малого опыта и нехватку профессионализма у офицеров, возможно, дело было также в недостаточной "отмороженности". "Несмотря на дистанцию в четверть мили" т.е. "целых" 400 м, первое орудие заставили замолчать несколькими попаданиями в здание, после чего у второй церкви "сбили со шпиля и пушку, и пушкаря". Гарнизон устраивал вылазки (крупнейшая - 1000 пехоты и 60 конных, заклепали 4 орудия и убили, якобы, до 200 англичан в обмен на 16 своих "двухсотых") и вообще держался бодро. Провизия в крепости пока что не кончалась, Грея торопили - надо было что-то решать.


"Штурм явил большую храбрость, но слабую подготовку"

1 мая английский командующий доложил «наверх» о готовности идти на приступ. Штурм назначили на субботу 4го (кстати, один калькулятор дней недели говорит, что 4 мая — среда...), две бреши должны атаковать 3020 и 2040 человек соответственно. Не одновременно - т.к. если "первая атака неудачна, вторую следует отменить". 2,4 тысячи остаются в лагере и резерве (в то же время лорд Грей жаловался, что не имеет достаточно солдат усилить штурмовые отряды; о возможных причинах - см.ниже). Одновременно отдельный отряд должен был попытаться прорваться у порта, ещё один - атаковать с востока, шотландцы - с западной стороны. Пушки били всю пятницу, подготавливая бреши, но гарнизон оперативно восстанавливал укрепления, которые, по мнению некоторых, в результате к штурму стали сильнее прежнего. Впрочем, лорд Грей остался доволен (даже докладом типа "а стена там высотой в пику"). В субботу англичане проводят лишь пробный приступ, который окончился перестрелкой и некоторыми потерями сторон. 

Основной штурм переносится на 3 часа утра 7 мая. План в основных деталях остаётся прежним: атака с нескольких сторон + попытка прорваться со стороны порта (скорее всего, с использованием ресурсов флота, хотя это и не говорится прямо). Восточную стену теперь атакуют 1200 англичан и 500 шотландцев, южную 1050 человек и отдельно «куртину с юга» ещё тысяча. Тяжёлая конница патрулирует местность с востока от города, лёгкая — западную сторону. Командир сапёров получает несколько рискованный для не самого опытного воинства приказ «рыть траншеи где окажется выгоднее», в лагере и резерве на сей раз 3,3 тысячи. 

Атака начинается ещё до зари. Сразу же выясняется — как и предупреждали некоторые офицеры, особенно с высоты послезнания — что бреши непригодны для приступа. Пробиты слишком высоко и недостаточной ширины. Хватало и других проблем. Одна из штурмующих групп вместо сухого рва уткнулась в заполненные водой. Лестницы оказались на целых 6 футов (1,8 метра) короче необходимого (видимо, кто-то забыл к «высоте пики» добавить глубину рва у стены? или просто глазомер никакой?).  Никто не озаботился всерьёз подавить стрелковые позиции на флангах укреплений, и атакующих косил самый губительный в такой ситуации огонь — фланкирующий, с малой дистанции. Кроме того, штурмующих активно забрасывали тяжестями и самодельными зажигательными устройствами обозники, в т.ч., цитирую, «шотландские шлюхи из обоза». Почему-то последняя деталь показалась англичанам особенно оскорбительной.  Отдельные солдаты и группы солдат на упрямстве (и преимуществах атаки со всех сторон при численном превосходстве, наверное) пробились на стены и даже за них, но оказались вынуждены пробиваться обратно или погибли. Приступ явно не удался.

Потери: официальный английский доклад определил их в «до 200 человек», что, скорее всего, неправда. Критики армейского руководства говорили о тысяче, что тоже вряд ли. Французы насчитали (и обобрали) 488 трупов, что, с учётом далеко лежащих убитых, позволяет определить потери англичан в более достоверные 500+. Потери гарнизона не указаны; с учётом яростного боя с переходом в рукопашную, «схватки на пиках и алебардах», чисто умозрительно можно их определить в 100 — 200 человек.

Интересное: 

Итак, почему же был оставлен такой большой  резерв? Автор называет две причины, объективную и субъективную.

1. Шотландия, повторюсь, была в раздрае. То есть в любой момент некий лорд со своими людьми — или даже несколько лордов — могут из каких-то собственных соображений встать на сторону французов. Резерв в разумное число рот и конница должны были парировать подобный выпад.

2. Лорд Грей не считал нужным и своевременным ссориться с капитанами, проверяя пристально их списки на жалование. А капитаны — как и везде по Европе — занимались приписками и «забывали» вовремя списать убыль убитыми/дезертирами. В результате армейское командование имело дело с «бумажной численностью». Мало того, что это вынуждало при составлении отрядов (для того же штурма) делать известный допуск на «нетей», но ещё и оставлять огромный «как-бы резерв». Для спасения лица собственного и капитанов — мол, «солдаты как бы есть, но по приказу Вашей милости — в резерве».


Французская кампания 1589 года. На сей раз англичане помогали французам — по крайней мере той их части, что признавала нового короля Генриха IV. Отправлен вспомогательный корпус в 3600 человек, по 900 из четырёх провинций. В исследовании освещены пять столкновений «of any note». 

1. 21 октября, Париж. После оживлённого двухдневнего боя союзники закрепились на отбитом плацдарме в предместьях столицы, и некоторые оптимисты уже готовились к штурму. Но король, ex officio не вполне оптимист, не захотел рисковать ни поражением при провале штурма, ни разорением столицы королевства при удаче, и приказал отступать.

2. 6 ноября, Вандом. Успешная атака на пригороды, убито 30 или 40 солдат гарнизона. На следующий день представители короля ведут переговоры, склоняют обороняющихся к капитуляции. Безуспешно — гарнизон отказался сдаться, хотя и отступил в замок. К 9 числу осаждавшие развернули две батареи, в 5 пушек и 2 кулеврины, и на заре (т.е. около 9 утра, по таблице восходов) открыли огонь. Обстрел пошёл успешнее, чем переговоры — уже к полудню батареи пробили по бреши каждая. Гарнизон запросил перемирия, но тут уже упёрся Генрих, посчитавший, что они свой шанс упустили. Современник с гордостью отмечает отвагу англичан при приступе, но вынужден признать, что сопротивление было скорее вялым. Наградой за отвагу стало множество бочек вина, но мало что кроме — добычу поинтереснее (в силу лучшего знания местных реалий?) прихапали французы. 

3. 18 ноября, Ла Манс. Авангард армии неожиданно успешно атакует; возможно, город был бы сразу взят, будь у союзников боеготовый резерв под рукой. По плану штурма, англичане должны атаковать с одной стороны укреплений, французы (а равно шотландцы с швейцарцами, которые, похоже, были при Генрихе) с другой. Первая батарея открывает огонь, англичане начинают строить временный мост через реку из бочек и лестниц, для приступа. 800 ядер из 8 орудий, две малые бреши, умеренные успехи осаждавших — гарнизон решает сдаться на условиях. Возможно, Генрих снова бы покапризничал — но у пушек кончались боеприпасы, и он милостиво согласился отпустить противника. С потушенными фитилями аркебуз, без знамён и барабанов — т.е. без почестей. Зато живые и с имуществом. Долгая гражданская война часто развивает прагматизм.

4. Алансон, начало декабря. Укрепления вновь прикрыты рекой и англичане, воодушевлённые своими инженерными достижениями (или просто оставившие бочки и лестницы по Ла Мансом) креативят некое «устройство с крюком», с помощью которого стягивают вниз подъёмный мост одного из фортов и врываются внутрь. Гарнизон перебит (35 человек), несколько солдат взяты в плен, а островитяне пытаются развить успех и атакуют ворота собственно крепости. Их встречает ружейный огонь, несколько солдат падают убитыми, ранен офицер, а чудо-устройство, как туманно пишет автор, «утеряно в темноте». Впрочем, к этому времени французы уже атаковали очередную брешь в стене (вполне возможно, что английский автор забыл упомянуть их успехи, как минимум не меньшие), и под таким давлением гарнизон капитулировал.

5. Рождество, Фалез. Обычный, привычный уже план с батареями и атакой с двух направлений, но череда побед явно породила некоторую небрежность. Атаку начинают ещё до подхода английской пехоты (только офицеры и дворяне, т.е. путешествующие верхом, приняли участие как добровольцы). Бреши пробиты халтурно — «один человек мог бы в такой удерживать роту». С другой стороны, и сопротивление было достаточно условным. Один только стрелок (видимо, единственный, кому до обороны действительно было дело) долго отстреливался из башни, удерживая наступавших союзников. С учётом точности и скорострельности аркебузы, это «удерживание» много и нехорошо говорит о решимости и осаждавшей стороны. Залп 5 пушек развалил башню, но счастливчик остался жив — правда, после осады его посадили за решётку по приказу короля (а жаль, храбрость + удача, полезный человек). Гарнизон, опять, сдался.

Потери: небольшие... и огромные. По оценке одного из капитанов, в бою потеряли всего около сотни человек (возможно, преуменьшение). Но зато ужасная убыль умершими по болезни, от тягот зимних маршей, убитыми «из ненависти к чужакам-англичанам» местным населением — которое активно поощряли, организовывали и науськивали местные же дворяне. Если в роте изначально было 80-90 пик (видимо, «командирской», в 180 солдат силой), то к концу кампании могло остаться около 30, и «стрелки пострадали не менее». Всего же из 3600 человек, высланных в помощь королю Франции, обратно вернулось примерно 800.   

Интересное:

1. При создании экспедиционной армии возникла бюрократическая путаница. 1000 человек (про которых говорилось в приказе) — это как бы тысяча, но 10% dead pays, или же именно что тысяча + 100 dead pays? Считали кто как, пока начальство не внесло ясность.

2. Бои в парижском пригороде — похоже, именно что уличные сражения. С баррикадами, стрельбой из окон и чёрными ходами/задними дверями местного фермопильского значения.

3. Союзная армия показала вполне приличную мобильность. По прямой, по современной карте они только через эти пять боестолкновений прошли путь в 320 км. По реальным дорогам, с разведкой-фуражировкой-грабежом — наверняка все 400.

4. Интересная особенность осады города после долгой и многим надоевшей гражданской войны. Гарнизон не сдастся совсем уж просто так — но если противник явится достаточно большими силами и продемонстрирует в первой стычке готовность сражаться/наличие стенобойной артиллерии... Как говорилось в одном исследовании про китайскую армию поздней империи, «иногда достаточно было явиться на поле боя в достаточном количестве и выглядеть достаточно грозно».  

5. Устройство с крюком. Безусловно интересное.

Удачи,

 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.