nai2008 (nai2008) wrote,
nai2008
nai2008

Category:

Обещанные записки Фридриха - эпизод 1

Переводить буду по возможности и по порядку, если что особо приглянется - пишите, переведу не в очередь. 

Записки Фридриха.

 

<lj-cut> Недавно приобрёл ценный сборник – письма и  заметки прусского короля Фридриха Второго. Не берусь обещать, что переведу все семьсот с гаком страниц творчества, но важнейшие главы вкратце прилагаются. Надеюсь, коллегам пригодится – Фридрих более чем опытный и успешный практик. В свете чего крайне любопытна расстановка приоритетов в его труде.

Хотя и перевод перевода, конечно…

 

Главные принципы войны и их воздействие на тактику и дисциплину прусских войск (перевод кусками, с нек.сокращениями).

 

… Великая дисциплина римлян сохраняется только у нас…

Я пишу только для своих офицеров. Я также говорю только о том, что применимо на прусской службе, и не рассматриваю иных врагов, кроме наших соседей, поскольку соседи и враги стали к несчастью родственными определениями. Я надеюсь, что мои генералы чрез изучение этого труда более чем через любые устные речи будут убеждены, что дисциплина нашей армии есть основа для славы и сохранения нашего государства. Если они рассмотрят данный вопрос с исторической точки зрения, то они будут ещё более рьяно поддерживать полный порядок в войсках, чтобы не сказали о нас, что орудия  нашей славы затупились в руках наших …мы должны заранее готовить средства, возможность применения которых нам могут дать время и обстоятельства.

Я использую в следующих рассуждениях мои армейские регламенты, которые одновременно являются катехизисом для моих офицеров(!), и рассматриваю только то, что относится к обязанности военачальника и что есть самое важное и сложное в военном искусстве.

 

Преимущества и недостатки прусских войск

Наши войска требуют от предводителя неустанного труда. При постоянном соблюдении дисциплины их содержание и наилучшее пропитание требует большей заботы, чем, возможно, в случае со всеми остальными европейскими армиями.

Наши полки состоят наполовину из детей Пруссии, наполовину из наёмников. Последних не связывают с державой никакие связи, и они ищут первой возможности сбежать. Поэтому крайне важно предотвращать дезертирство. Некоторые наши генералы думают, что один человек есть один человек, и его потеря не влияет на целое. Может, для прочих армий это и так, но не для прусской. Если дезертирует необученный парень, его можно заменить другим неумехой, это одно. Если же часть теряет солдата, которого два года учили…, и его с трудом или вообще не заменили, то это имеет долгосрочные последствия. Все же видели, как через нерадение офицеров в короткое время целые полки обращались в ничто. Я сам видел такие, которые чрез дезертирство ужимались в размерах самым невообразимым образом. Подобные потери ослабляют армию, а число всегда крайне важно. Если вы не контролируете дело, то потеряете лучшие силы и не сможете их применить. В моём королевстве хотя и достаточно людей, но я спрошу вас, многие ли имеют качества наших солдат или так же подготовлены?

Так что существенная задача генерала, командуй он армией или отдельным корпусом, есть предотвращение дезертирства.

Не меньшего внимания требует сохранение дисциплины. Некоторые скажут – это задача высших офицеров! Но этого недостаточно. В армии всё должно быть доведено до совершенства, и следует осознать, что всё, что происходит (в армии) есть дело единицы. БОльшая часть армии состоит из людей нерадивых. Если военачальник не держит их постоянно в ежовых рукавицах, то вся искусная и совершенная машина быстро приходит в негодность, а он только на бумаге уже располагает хорошо вымуштрованной армией. Следует т.о. привыкнуть работать неустанно. Тот, кто станет этим заниматься, познает на опыте, что это необходимо, и что следует пресекать нарушения всегда и везде. Нарушители ускользают лишь от тех, кто не даёт себе труда за ними следить.

Это постоянный и утомительный труд, но военачальник, который его осилит, будет поистине щедро вознаграждён. Каких успехов не мог бы он добиться над врагом с таким маневренным, храбрым, хорошо дисциплинированным войском! Военачальник, почитаемый иными народами за дерзкого, в Пруссии лишь следует положенному. Он может дерзнуть и добиться всего доступного человеку.

Чего только нельзя добиться с таким хорошо дисциплинированным войском! Порядок во всей армии стал привычен. Точность в офицерах и рядовом составе доведена до той крайности, когда уже за полчаса до положенного момента у каждого всё готово. От офицера до последнего рядового никто не рассуждает(!), но все действуют, и приказы начальствующего чётко выполняются. Лишь бы он знал своё дело полководца, а в исполнении приказа он может быть уверен. Наши войска столь обучены и подвижны, что по мановении руки становятся в боевой порядок. При их скорости движений враг почти не имеет возможности напасть на них. Хотите ли вы вести огневой бой: какие войска палят быстрее прусских? Говорят, что стоять против прусской пехоты всё равно как быть в пламени ада. Нужно ли напасть со штыком: какая пехота движется к врагу лучше, более чётким шагом и без колебаний? Где найти больше выдержки пред лицом величайшей опасности? Нужно ли повернуться и атаковать врага во фланг, в мгновение ока всё исполнено без наимельчайших затруднений.

В стране, где звание военного самое высокое, где цвет дворянства служит в армии, где офицеры люди почтенные а солдаты дети страны, сыновья крестьян и бюргеров, среди войск должно быть также чувство чести. И оно в значительной мере наличествует. Я сам видел, как офицеры предпочитали смерть отступлению. Офицеры и солдаты не терпят в своей среде выказавших слабость, чего наверняка не встретить в иных армиях(?). Я видел тяжело раненых солдат и офицеров, которые не желали оставлять своих постов для перевязки.

С подобной армией можно было бы покорить вес свет, не будь для них победы столь же губительны, как и усилия врага. С ними можно отважиться на любое предприятие, если только есть в достатке продовольствие. Если вы маршируете, то посредством скорости опережаете врага. Нападаете ли вы на врага в лесу, то вышвыриваете его оттуда. Штурмуете ли вы гору, то выбиваете врага из пещер. Открываете ли вы огонь, то учиняете бойню. Нападаете ли вы кавалерией, то будет схватка, пока враг не уничтожен.

Но поскольку качества войск недостаточно, и неловкий полководец может свести на нет наибольшие преимущества, то я желал бы поговорить ниже о качествах полководца и предписать правила, часть которых я выучил на собственном опыте, часть же оставлена нам великими полководцами прошлого.

 

Планы походов

(Планы оборонительных и наступательных походов против соседей-врагов с распиской куда и зачем что подвигать. Пока не перевёл.) 

 

Глазомер

 

Так наз.зрение полководца состоит из двух частей. Первое – это талант сразу оценивать местность, решать сколько войск сколько местности занимают. Он приходит с опытом. Если некий генерал разбил пару лагерей, то уже разовьёт глазомер до такой степени, что в оценках количества будет ошибаться лишь незначительно. Второй, куда более высокий талант состоит в умении с первого взгляда оценивать все преимущества, местностью предоставляемые. Этот талант можно выявить и развить, если человек рождён с благоприятной натурой для военного ремесла. Основой для этого дара-зрения является безусловно искусство фортификации. В нём есть правила, которые применяются (и) для расстановки армий. Поэтому ловкий полководец использует ко благу самомалейшую возвышенность, овраг, ров или болото. Поскольку на квадратной миле можно найти где-то 200 позиций (!),  его глаз сразу же выделит наилучшие. Ловкий полководец  использует даже самую малую возвышенность для осмотра местности и выбора позиции. Точно так же, по правилам фортификации, он использует и слабые  места вражеского порядка. 

Правила фортификации учат нас, что следует тщательно занимать высоты, выбирая такие, над которыми не преобладали бы другие; что следует опираться флангом (на трудно- или непроходимую местность), чтобы его прикрыть, что позиции следует занимать такие, чтобы их можно было оборонять, но так, чтобы занимаю их, человек чести не ставил бы на кон всю свою репутацию. По тем же правилам оцениваются и слабые места врага, происходи они из местности, неудачного расположения войск или слабости укреплений.

 

Таланты полководца

 

Идеальный полководец есть не более чем абстрактная идея, как платоновская республика… Совершенство не удел человека. Но осознание нашего несовершенства не есть препятствие для создания идеалов, к которым, поощряемые чувством чести и духом соревнования, будут стремиться, пусть и не во всём их достигая, благородные души.

Вообще только великие примеры и достижения подвигают людей (на действие). Если герои как принц Евгений, Тюренн, Конде и Цезарь добились успехов, вызывающих восхищение, как же должна нас захватить картина, в которой были бы представлены их совершенства, слитые воедино! Сколь многими несовпадающими воедино добродетелями следует обладать полководцу!

Прежде всего я ставлю то, что он должен быть человек чести и хороший сын своей страны, качества, без коих талант полководца и природные склонности более вредят. Затем от него требуется умение обманывать видимостью и естественность, спокойная храбрость и сила, постоянное недоверие и непоколебимое спокойствие. Он должен из человеколюбия щадить своих солдат и одновременно уметь разбрасываться их жизнями, должен работать головой и быть деятельным и активным, быть замкнутым и основательным, обо всём знать точно, никогда не забывать об одном деле из-за другого, и мелкие детали, от которых часто зависит великое, не должны быть в пренебрежении или расцениваться как незначительные.

Все эти качества упомянуты мною за их важностью, из-за нижеследующих причин.

Искусство скрывать свои мысли … для каждого, кто желает совершить великое, неотъемлемо. Вся армия по его лицу понимает, как обстоят дела. Они ловят его настроение … ничто не ускользает. Если он задумчив, офицеры переговариваются «у нашего генерала на уме нечто значительное». Если он мрачен и невесел – тогда «ах, дела идут неважно». И их воображение работает попусту в предположениях, видя всё хуже, чем то есть. Такие слухи заражают малодушием, проходят по всей армии и до неприятеля. Потому военачальник должен быть подобен актёру и выражение лица иметь ролью предусмотренное. Если он того сделать не в состоянии, следует изобразить болезнь или иной предлог для введения окружающих в заблуждение. Приходит ли дурная весть – ему на зрителях всё едино и он кичится разнообразием и богатством средств для выхода из затруднений, он презирает внешне врага, уважая его про себя.

Если в малой войне некий отряд постигает неуспех, то он исследует дело и обнаруживает, что виной неумение и неверные распоряжения командира. Полководец открыто заявляет, что причиной не был недостаток отваги войск, разбирает ошибки офицеров и тем поучает остальных. Так военачальник образовывает офицерство и не отнимает у солдат уверенность в их (солдат) силах.

Мягкость и сила поочерёдно нужны полководцу. Он должен быть популярен, должен говорить с солдатами, проходя мимо палаток или на марше. Ему следует присматривать, чтобы - и какое - у них было продовольствие, заботиться о их небольших потребностях, по возможности облегчать им жизнь и не давать повода к ненужным усилиям. При том он обязан всю тяжесть закона обрушивать на бунтовщиков и грабителей, не терпеть возражений, и, если нужен пример прочим, наисуровейше карать дезертиров. Коротко, всё до службы касаемо, должно быть всерьёз и неотвратно исполняемо, в прочем же возможно снисхождение. Что до офицеров, то их он хвалит за храбрые свершения, к ним человечен и проявляет снисходительность. Но в том, что их долга касаемо, он должен быть неуступчив, и, если обязанности в небрежении, силой власти своей принудить дело исправить.

Военачальник также поступает похвально, если часто обсуждает военные вопросы с благоразумными генералами своей армии. Он обсуждает самые общие вопросы, выслушивает их суждения, и если некто в свободной беседе выскажет полезную мысль, следует ею воспользоваться, не подавая, впрочем, сразу виду, что мысль пришлась по нраву. Если затем планируемое удалось, следует в присутствии многих офицеров сказать «Успехом я обязан тому-то и тому-то». Так он польстит самолюбию, побудит уделять внимание даже обыденному и чрез свою скромность не вызовет зависти, но приобретёт друзей.

Норманны передают детям следующую мудрость: «Не доверяй! Кому? Никому!». На войне постоянно не доверяют врагу, разве что дураки. Но иногда вас усыпляет чувство ложной безопасности. И я требую от полководца, чтобы он постоянно и пристально следил за планами неприятеля. Он есть страж и часовой своей армии; он должен (всё) видеть, слышать, предусмотреть и избегнуть любой возможной беды. Именно после больших успехов следует особенно не доверять врагу, ведь его часто полагают потерявшим всякое мужество и во всех своих предприятиях впадают в летаргию. Часто ловкий враг задержит вас ложными предложениями мира. Не попадайтесь легкомысленно на эту удочку, и имейте в виду, что его намерения могут быть и скрыты!

Постоянно следует оценивать положение дел, и спрашивать себя «Что бы я на месте врага планировал?». Если подобные планы можно представить, то надо придумать и средства к их сокрушению. Также следует исправить возможные недостатки свой позиции, или расположения войск, или складов, или отдельных корпусов. Свершить сие надо быстро, на войне несколько часов могут решить всё; так учатся ценить мгновение. Но вас это не должно смущать, отвага должна сопутствовать осторожности, и, раз уж успех предприятия нельзя сверить математикой, то достаточно будет, если к делу подошли правильно. Исход же следует затем поручить судьбе. Так что всё зависит от того, предусмотрено ли, какой вред в состоянии будет учинить противник. Его (урон) следует предотвращать и самого противника повергнуть в такую заботу, чтобы оная и ваши дальнейшие препятствия его загнали в оборону.

Если вы желаете завоевать любовь своих солдат, то их никогда не следует чрезмерно утомлять и подвергать испытаниям, без того, чтобы необходимость не была им очевидна. Будьте им отцом, а не палачом. При осадах жизни солдат щадят посредством земляных работ, а в сражении – тем, что находят слабое место врага и стремительно переходят к делу. Чем живее атаки, тем меньше жизней они стоят, и чем короче сражения, тем меньше у вас времени на то, чтобы потери нести. Предводимый таким образом, солдат приобретает к вам доверие, и радостно идёт навстречу опасности.

Главная работа полководца – деятельность за зелёным столом. Он должен сочинять проекты, увязывать планы, ловить выгодные моменты, выбирать свою главную позицию, предвидеть и предвосхищать вражеские намерения, и постоянно тревожить неприятеля. Но этого мало. Следует быть деятельным, отдавать приказы и отслеживать выполнение, и всё видеть собственными глазами. Следует самому выбирать место лагеря, расставлять часовых и часто лично верхом объезжать лагерь, чтобы ознакомиться с местностью, тогда ничто при внезапном нападении не будет неведомо. Он должен так хорошо запомнить местность, чтобы всегда мочь отдавать приказы, словно бы находясь на том месте, и ничего бы не было, что не было бы уже обдумано. Так что следует обдумывать все детали, лагеря качаемые, и постоянно к ним возвращаться, ведь добрая мысль часто приходит только после повторного рассуждения. Будьте, таким образом, деятельны и неутомимы, и приложите все душевные и телесные силы, а иначе вам не уподобиться тем великим военачальникам, что служат нам примером.

Писатель древности изрёк, что не умеющий промолчать не мужчина. Болтливость, небольшой порок в гражданских делах, в военачальнике становится величайшей бедой, ведь самый стройный план, раз о нём проговорились, станет известен врагу, и тот примет меры к его разрушению. Первейшая мера предосторожности – вручить всем предводителям отдельных корпусов и командирам гарнизонов ключи шифра, чтобы перехваченное письмо не выдало бы все ваши намерения. На войне часто происходит, что многие дела требуют больших и разнообразнейших приготовлений, и придумываются различные предлоги и уловки, чтобы во множестве завес скрыть их цель. Также часто приказы и диспозиции отдаются вечером накануне дня их исполнения. Чтобы надёжнее скрыть свои планы, следует не повторять одну и ту же уловку слишком часто, но менять их и придумывать новые. Помните, что полководца окружают 50 000 любопытных, жаждущих угадать его планы, и врагами, для которых сие ещё и много важнее.

Военачальник должен осторожно взвесить свои планы. Он должен быть нетороплив в обдумывании их, но скорым, когда решается бой или возникает нечто непредвиденное. Ему должно знать, что предпочтительнее принять плохое решение и его исполнить, чем оставаться в нерешительности. Также следует ему никогда легкомысленно не рисковать своей персоной, прежде всего не подвергаться угрозе пленения.

 

Что еще есть – переведу со временем

 

Как можно победить врага при неравных силах.

 

Как и почему следует давать бой

 

Случайности и непредвиденное на войне

 

Следует ли военачальнику держать военный совет?

 

Новая тактика армии

 

Заключение

 

Мысли и общие правила для войны (1755)

 

Основное в ремесле полководца

 

Рассуждения о тактике и некоторых военных вопросах (1758)

 

Рассуждения о военном таланте и характере Карла Двенадцатого (1759).

Tags: военная история, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments