nai2008 (nai2008) wrote,
nai2008
nai2008

Category:

Продолжение записок Фридриха

Поймал злобный вирус, а добрый визирь Билл аль Гейтс, видать, опять посещал инкогнито своих верных плательщиков (в моём случае - неплательщиков), и решил в мудрости своей, что переустановка винды мёдом не должна казаться...

Тем не менее, вот:

Как и почему следует давать бой

Сражения решают судьбу государств. Кто бы ни вёл войну, ему придётся принимать такие решения, будь это для того, чтобы выйти из затруднения, или же повергнуть в таковое врага, или же довести до конца борьбу, которая иначе никогда не закончится. Разумный же человек никогда не предпринимает и одного решения без убедительной причины. Тем менее позволительно полководцу когда-либо решаться на бой, без того, чтобы преследовать сим важную цель. Если же его к бою вынудили, то значит, что он совершил ошибки, и позволил другим предписывать ему благородный закон боя.

Вы видите, я не имею целью хвалить себя. Ибо из 5 сражений моих войск (следует учитывать время написания записок), были только три мною запланированы. К двум прочим я был принуждён: у Мёльвица, где австрийцы прошли между моей армией и Олау, где были моя артиллерия и припасы, и у Соора, где австрийцы отняли у меня дорогу на Траутенау и предоставили мне выбор между битвой и верной гибелью. Но можно видеть, сколь велика разница между вынужденными сражениями и заранее спланированными! Сколь успешны были бои у Гогенфридберга, Кессельдорфа и Чотузевица, принесшие нам мир!

И если я здесь излагаю правила, коим сам по необдуманности не последовал, то делаю сие, дабы офицеры мои из моих ошибок учились, и чтобы в то же время ведали они, что думаю я себя совершенствовать.

Часто обе армии желают сразиться, тогда дело быстро решено. Лучшие же сражения суть те, к коим врага принудили. Ибо есть верное правило, что врага следует постоянно принуждать к тому, к чему он никакого желания не испытывает, и, раз ваши интересы с его в остром противостоянии, то вы должны желать совсем иного, нежели он. Сражение дают из следующих причин:

  1. Вынудить врага оставить осаду одной из ваших крепостей,
  2. Изгнать его из присвоенной было провинции,
  3. Чтобы вторгнуться в его страну,
  4. Чтобы предпринять осаду,
  5. Чтобы сломить упорство врага, когда оный мира подписать не желает

Врага к бою принуждают, когда форсированным маршем заходят ему в тыл, отрезая его от путей снабжения, или угрожая городу, который он любой ценой удержать желает. Следует лишь опасаться попасть посредством сего манёвра в печальное положение, и не расположиться так, чтобы враг вас от ваших магазинов отрезал.

Меньше всего ставится на карту в арьергардных боях. Для сего располагаются к врагу близко, и, ежели сей желает отступить маршами через дефиле, нападают на арьергард его армии. При таких боях мало можно потерять, но много приобрести. Принц Лотарингский мог бы подобный бой дать; вместо марша к Соору, следовало ему дать нам стать лагерем у Траутенау, и затем разбить свой лагерь поблизости. Марш к Шацлару нам бы тогда стоил дороже, и я верю, принц нашёл бы в сём свои выгоды.

Далее, бой дают для предотвращения соединения корпусов врага. Сия причина весома, но следует учитывать, что ловкий враг легко средства найти может усиленными маршами от вас ускользнуть, или же хорошую позицию отыскать. Иногда же нет желания давать бой, но вы к нему ошибками врага приглашены бываете, и следует оные использовать и врага за них покарать.

Сии основные правила я излагаю, ибо наши войны должны быть краткими и вестись живо. Нельзя позволять им затянуться. Долгая война подорвёт окончательно нашу великолепную дисциплину (!), обезлюдит страну и исчерпает наши источники средств. Предводитель прусских войск должен стремиться, пусть и со всей осторожностью, искать быстрого разрешения дела. Мы не можем думать как маршал Люксембургский, в беседе с сыном своим во время войн во Фландрии; когда сын предложил: «Кажется мне, батюшка, следует нам занять ещё такой-то и такой-то город», маршал возразил: «Молчи, молодой дурак! Ты желаешь, чтобы мы отправились домой (по завершении войны) выращивать капусту?». Кратко говоря, касательно боёв нужно следовать принципам высшего совета евреев «Предпочтительнее человеку умереть за свой народ, чем погибнуть народу».

Случайности и непредвиденное на войне

Полководцы имеют больше причин жаловаться, чем полагают. Все их осуждают, никто их объяснений не слушает. Газетчики выставляют их на посмешище всему свету, но среди тысяч их проклинающих найдётся вряд ли один понимающий как вести хотя бы малый отряд. Я не имею цели извинять военачальников, совершивших ошибки, они заслуживают порицания. Мой собственный поход 1744 я также не желаю защищать и признаю, что из моих шагов немногие лишь были хороши, как осада Праги, отход и оборона Колина, и, наконец, отступление в Силезию. Но довольно об этом! Здесь я желаю говорить о несчастливых случайностях, от которых не спасает нисколько ни предусмотрительность, ни зрелое размышление. Поскольку я пишу здесь для своих генералов, то хотел бы привести лишь примеры, которые мне лично известны.

Когда мы в сентябре 1741 года стояли лагерем у Райхенбаха, у меня был план, форсированным маршем достигнуть Нейсса, чтобы занять позицию между городом Нейсс и армией Нейпперга, и отрезать её от австрийской помощи. Диспозиция уже была составлена, но продолжительные дожди сделали дороги непригодными, и мой авангард, с которым находились понтоны, не мог двинуться с места. В дни, отведённые для марша, стоял столь густой туман, что пехота в деревнях перемешалась и не могла более найти своих полков. Зашло столь далеко, что мы, вместо того, чтобы выдвинуться в 4 часа утра, смогли лишь в полдень начать марш. Вследствие сего о форсированном марше не могло уже быть и речи, враг опередил нас, и весь мой проект уничтожен чрез туман.

Неудачный урожай в краю, где планировалось вести войну, уничтожает весь поход. Болезни, разразившись между операциями, вынудят войска перейти к обороне, такое случилось с нами в Богемии вследствие худого питания. Во время баталии при Гогенфридберге я повелел своему адъютанту передать маркграфу Карлу приказ, дабы он, как старший по званию генерал, перенял руководство вторым соединением; ведь Калькштайн был деташирован против саксонцев на правый фланг. Адъютант понял меня неверно, и передал господину маркграфу, что он должен создать второе соединение из состава первого. На счастье я вовремя заметил недоразумение и смог исправить дело. Но следует непрестанно быть настороже и ведать, что неверно переданный приказ всё погубить может.

Если случится военачальнику заболеть или руководителю отдельного корпуса пасть в бою, то опять же всё меры разрушены, ибо у руководства корпуса надлежит быть людям доброго мужества и разума; а их столь редко находишь, что я в своей армии лишь много трёх или чётырёх ведаю. Случится ли врагу против всех ваших ухищрений отнять у вас пути подвоза провианта, то опять же все ваши меры уничтожены и все ваши планы опрокинуты. Надо ли вам из соображений военного искусства совершить ретираду – вы отнимаете у войск их отвагу. К счастью, никогда не доводилось мне ретироваться всей армией, но в сражении у Мёльвица видел я, сколь много времени потребно, чтобы расстроенный отряд снова собрался с духом; там моя кавалерия столь опустилась, что полагала себя отправленными на убой, когда я лишь отослал отряд с целью приучить солдат к войне. Лишь с битвы при Гогенфридберге начинается эпоха их славного подъёма.

Поймает ли враг важного шпиона, вами в его лагерь отправленного, то вы потеряли ваш компас, и не более узнаете о вражеских перемещениях, чем увидите своими глазами.

Небрежность офицеров, в рекогносцировку вами отправленных, может привести вас в большую беду. Таким образом был захвачен врасплох Нейппберг у Мёльвица, ведь гусарский офицер, отправленный в разведку, не исполнил своего долга, и мы были перед врагом, когда он этого меньше всего ожидал. Учитесь из сего, что вам не следует безопасность всей армии вверять в руки единственного субалтерн-офицера. Патрули вообще следует расценивать лишь как излишнюю (вероятно, в смысле – дополнительную) меру предосторожности. На них не нужно полностью полагаться, но предпринимать многие иные основательные и надёжные меры. Измена же есть худшее, что может приключиться. Кратко говоря, из всего вышесказанного следует, что даже в счастливые моменты нельзя ни на что (полностью) полагаться, равно и не становиться заносчивым чрез свои успехи. Более того, должно полагать, что мы при нашем малом разуме и осторожности часто становимся шарами для игры случайности и неожиданных событий, коими неведомая судьба любит смирять самомнение высокомерных.

Следует ли военачальнику держать военный совет?

Принц Евгений имел обыкновение говорить, что, когда военачальник не имеет желания предпринять что-либо, то нет лучшего средства, чем собрать военный совет. За то говорит тем более обыкновение большинства высказываться на совете за недействие. Полководец, коему правитель доверил войска, должен решать всё сам, доверие сюзерена его на то подвигает. Кроме того, потребное на войне сохранение тайны на совете никогда не соблюдается. При том я верю, полководцу не след пренебрегать добрым советом даже субалтерн-офицера. Ведь если что служит благу государства, добрый подданный забывает о себе и действует для этого блага, неважно, исходит ли средство к достижению цели от него или кого иного, лишь бы цель была достигнута.

Новая тактика армии

Из всех в сём труде приведённых правил вы сможете усмотреть, на чём основывается тактика, кою я ввёл для войск своих. Целью всех маневров служит при любой возможности выиграть время (!) и тем извлечь пользу, будь то для того, чтобы выйти из лагеря или быстрее врага выстроиться для бою, или же без всякого замешательства принять обычный или косой боевой порядок, или же быстрее (врага) приобрести выгоды местности, или скорее решить бой, чем это было раньше принято, или же, наконец, чтобы опрокинуть врага чрез буйство наших кавалерийских атак. Ведь при их силе увлекается с прочими и трус, и должен свой долг справлять, как и храбрый малый, так что не остаётся в праздности ни единого всадника. Вся система опирается тем самым на быстроту движений и необходимость атаки.

Я пребываю в крепкой надежде, что все генералы в необходимости и пользе нашей дисциплины убеждены, и вместе со мной до смерти будут её крепить и совершенствовать. Я никогда не забуду, что Вегеций говорил о римлянах, как бы с восторгом воскликнув: «В конце восторжествовала дисциплина Рима над мощью германцев, силой галлов, хитростью греков, числом варваров, и покорила весь известный мир!». Столь зависит благо державы от дисциплины её армий!

Заключение

Сие есть приблизительные основные моменты больших военных предприятий. Я развил их возможно подробно и более всего стремился быть ясным и понятным. Если же вам что-то непонятым осталось, то буду всегда рад, ежели вы мне свои сомнения изложите, дабы я мог прояснить свои основные мысли подробнее, или же, если я что-то неверное сказал, склониться к вашему мнению (к сожалению любителей истории, прямое общение вряд ли уже легко осуществимо). Уже из своего невеликого военного опыта увидел я, что наука военная до конца изучена быть не может, и что при должном изучении постоянно новое открывается. Я верю, что не потерял зря время, если труд сей моих офицеров на раздумья наведёт об искусстве, что открывает им сияющую дорогу славы, вырывает их имена из темноты забвения и за труды их бессмертие сулит.

Dixi.

Tags: военная история, история
Subscribe

  • Поставки левака и халтуры как ирония истории

    Если верить Хеффу, в конце XIX века Европу буквально заполонили хитрые китайские покупатели и их посредники. Империя модернизировала армию, и…

  • О свободных выборах

    В 1172 Генрих Второй писал по поводу выборов епископа Виндзорского "повелеваю провести избрание честно, но запрещаю избирать иного епископа, кроме…

  • Интересное двоемыслие

    Обратил внимание, что Трампа за решительность и честность ("пацан сказал - пацан сделал") много и горячо хвалят авторы, которые, судя по прежним…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments