nai2008 (nai2008) wrote,
nai2008
nai2008

Categories:

Бой при Аньяделло в 1509 г. (Результат «первичных раскопок»)))

Битва при Аньяделло представляет собой немалый интерес – в конце-концов, это одно из весьма немногих сражений многократно и –гласно охаянной (чисто) итальянской армии с так же часто восхваляемой французской. Также, итальянцы массированно применили пикинёрную пехоту – авторы системы DBR даже утверждают в сорс-буке, что именно поражение вполне достойно державшихся пикинёров из Романьи «отвратило венецианцев от этого оружия».
Под рукой и в близком доступе оказалось не так много информации. Пока амазоновцы раскачиваются с заказанными книгами, выкладываю что есть.

Предыстория

К 1509-ому году (DBR-овцы почему-то указали 1506) Венеция серьёзно влипла. Созданная против неё лига включала в себя практически все силы в регионе, назову только французского и испанского короля, императора, папу римского… (Кстати, венецианские патриции проявили себя тоталитарными извергами и душителями свободы слова – когда (27 апреля 1509 г.) Юлий II подверг Республику интердикту, власти просто запретили публиковать папский документ на всех подчиненных им территориях.)
Впрочем, скоординированность действий союзников была примерно на том уровне, кот.и бывает при столь пёстром союзе – к весне непосредственную угрозу республике представляла собой только французская армия, наступавшая с востока.

Силы сторон

Оцениваются по-разному. Венецианскую армию определяют в 25 000 и до тридцати двух тысяч, в составе примерно 2000 латников, 3000 стратиотов(по другим данным – всего до 10 000 конных), 9000 брешианского ополчения (в основном стрелков) и «ядра пехоты», пикинёров из Романьи – всего 20-22 тысячи пехоты. Командовали граф Питиглиано и д'Альвиано, последний командовал арьергардом, и его горячности традиционно приписывают поражение. Оба дворянина родом из семьи Орсини, но «не в слишком хороших отношениях».
Французская армия насчитывала до 15 000 ордонансных кавалеристов (что превышает их количество в стране, видимо, вместе с итальянскими союзниками. Сильно вместе), 6-8 000 швейцарцев, гасконцев и неназванную итальянскую пехоту, всего тысяч до сорока. Командовал сам Людовик, при помощи де ля Тремуля и Тривульцио. Пушки наличествовали в количестве в обеих армиях. Силы оценивают в разбросе от «примерно равны» до превосходства французов .

Сражение

В лучших традициях Италии – и в подтверждение теории о превосходстве французов как минимум качеством - граф Питиглиано занял укреплённую позицию у р. Адда, рядом с границей. По оценке Рюстова, «редко когда в военной истории было такое расхождение стремлений – чем более сильнейший желал решающего боя на ровной местности, тем более слабейшая сторона стремилась к местности пересечённой», и вообще к небольшим стычкам. То ли в рамках этой теории, то ли просто не желая рисковать и начинать поход с поражения – французский король обошёл итальянские позиции. Венецианцы, в свою очередь, тоже состорожничали и не атаковали французов во время перехода реки. Тривульцио, как говорят, воскликнул тогда: «Сир, сражение нами уже выиграно!». М.Маллет утверждает, что как раз д'Альвиано выступал не просто за решительные действия, а даже за встречный удар «мимо» французов по Милану. Имхо, автора тут подводит любовь к Италии, ибо совершенно нет уверенности в реализуемости этого удара, в частности (чай, армия века 16-го, не танковый авангард Жукова/Гудериана); и в готовности венецианцев разменять угрозу Милану на угрозу Венеции, в целом.
Итальянцы двигались по более удобному пути (см. ниже), и французы догнали только арьергард д'Альвиано. Ну… не то чтобы догнали. Французский авангард наткнулся на хвост итальянской армии достаточно неожиданно для обеих сторон, собственно, с чего и начался бой. Известный рассказ Разина (приводится ниже) практически слово в слово списан с теста Рюстова, вероятнее всего, речь идёт о повествовании ещё более ранних времён.
Вкратце - грамотно расставленные на пересечёнке венецианские пушки с аркебузами как минимум дважды отразили атаки французов. Король с обоими вице лично воодушевляли войска, ядра убили нескольких человек вокруг него. Полк гасконцев, показавший признаки колебания, вернулся в бой, если верить французской версии, после одной лишь фразы де ля Тремулся: «Ребята, король смотрит на вас!».
Затем, по классическому рассказу, д'Альвиано, не получив подкреплений, всё же перешёл в контратаку, вышел на относительно ровную местность, и был раздавлен превосходством сил. Более про-французский текст описывает события пафосно: «бой стал общим(?) и весьма горячим… они устремились вперёд и венецианцы были сломлены» - в общем, похоже на классическую версию, но в пиар-обработке). Упоминается совместный удар по пикинёрам Романьи – швейцарцами в лоб, и жандармами во фланг, с предсказуемым результатом. Две такие трейдмарки, да с фланговым ударом – впрочем, итальянцы стойко сопротивлялись, и были уничтожены. Опять же, чего ни говори про «в основном» аркебузный авангард – описание куда более похоже на бой пикинёров. Вряд ли аркебузиры, сколь угодно стойкие, смогли бы в принципе потребовать таких усилий от атакующего. «Небольшой отряд» кавалерии д'Альвиано был окружён и вынужден к сдаче, раненого кондотьера представили Людовику, пообещавшему отнестись к пленнику милосердно и великодушно. («И я бы так поступил, в случае победы» - ответил д'Альвиано. – «Горечь поражения скрашена радостью быть представленным королю Франции». В общем, итальянец не дал французу взять над собой верх в галантности – немалое достижение; непросто быть галантнее французского сеньора, если только что потерял глаз и проиграл сражение.)
Упоминаются также, что французы, несмотря на пересечённую местность, атаковали отрядами – «король, с мечом в руке, скакал от полка к полку…».
Подмоги д'Альвиано, кстати, не то, чтобы совсем не получил. М.Маллет пишет, что «следующая» колонна (центр? авангард?) Антонио ди Карпи, в основном из ополчения Брешии, также вступила в бой. Но ополченцы, как написали бы наши предки, «недолго бой подержали», и пустились в бегство. Находившийся в добрых 2-х кэмэ Питиглиано не стал рисковать да импровизировать, и отступил. Конечно же, «их отступление больше походило на бегство», впрочем, для французов, которые уничтожили одну часть вражеской армии и разогнали другую, так оно и было – отступивших в порядке они просто не увидели. Местом сбора граф назначил Брешию, в сорока милях от места боя.
Потери
Французские не упоминаются. Итальянские – «лишь немного латников», и не то 8 000, не то «всего 6000 с обеих сторон» пехоты. Пикинёры из Романьи вырезаны поголовно, но М.Маллет утверждает, что речь идёт лишь о части их отряда. Говорится также о множестве разбежавшихся ополченцев.
Венецианцы должны были потерять как минимум часть артиллерии – отрядов д'Альвиано и ди Карпи.
После боя
Венеция получила ощутимый удар. Только очень гордый город мог выступить единым махом против всех сил региона, и к горечи поражения примешивалась теперь и гордость ущемлённая. По словам современника, все «застыли словно мертвые и погрузились в великую печаль»; «все рыдали, площадь Сан-Марко опустела, главы Коллегии места себе не находили, но более всех печалился наш дож; убитый горем, он сидел молча, и можно было подумать, что он умер». «Венеция залилась слезами и погрузилась в отчаяние», - будет сказано в одной из французских песен. По тогдашней моде, несколько городов (Караваджио, Бергамо, Кремона, Брешия) сдались французам сразу после и без боя. Попытавшаяся было оказать сопротивление Пешиера поплатилась – после штурма гарнизон был перевешан, несмотря на попытки предводителей откупиться. Через неквремя венецианцы собираются с духом и начинают, с помощью отрядов Питиглиано, «тормозить» наступление союзников. Падуя, где были в составе гарнизона «дети избранных республиканских патрициев», особо отличилась (М.Маллет упоминает роль «уничтоженных» пикинёров в обороне).
Вследствие боя
Забавно, но победили французы, а выиграли их союзники. «… Верона, Виченца и Падуя открыли свои ворота перед имперскими комиссарами; неаполитанский король вернул себе порты в Апулии; герцог Феррарский вновь занял Ровиго, Монселиче и Полезине; папский легат опять вступил во впадение городами Романьи... Войска коалиции подходят почти к самым берегам лагуны… 24 февраля 1510 г. Венеция вынуждена была согласиться с требованиями папы Юлия II». Французам в основном досталась слава победителей.
Мысли по поводу и «что, если…»
1. Армии показали примерно равный и вполне по веку неплохой уровень организованности – маневрируют «на карте» несколькими колоннами, кот.оказывают взаимную поддержку Ди Карпи приходит на помощь д'Альвиано, командующий венецианцев именно что не счёл нужным сделать то же, имея, в принципе, такую возможность. Французы двигались как минимум не медленнее противника – таки догнали, имея за спиной переход реки и худший маршрут. Неудачные первые атаки на войска д'Альвиано вызвали не панику, но лишь усиление авангарда. Полководцы вполне держат в своих руках ход боя: приказы атаковать, наступать или отступать выполняются, никаких упоминаний о самодеятельности отдельных командиров - уточню на всякий случай, что д'Альвиано являлся одним из командующих - нет.
2. «… а командовать надо кому-то одному» (С) Кукла ген. Лебедя в одноимённой передаче. Венецианцев если что и подвело, так это система командования. Судя по имеющейся инфе, граф Питиглиано хотел вызвать французов на атаку укреплённого лагеря, д'Альвиано рвался атаковать не то французов, не то Милан, в придачу, по данным М.Маллета, правительство Венеции – вот уж кому было виднее, ага! – приказало поменять место укреплённого лагеря в пользу «более выгодного расположения». Попытки скрестить ежа с ужом, а три плана в один, и привели к поражению по частям.
3. На обе стороны давили факторы, побуждающие к известной осторожности. Начнём с победителей. Прямо-таки противоестественный союз держался на честном слове. Начинать с поражения, пусть даже локального – при штурме венецианского лагеря – значило изрядно напрашиваться. Венецианцам было хуже – во-первых, именно по той же причине им нужно было свести первый бой хотя бы к ничьей, а лучше к победе. Во–вторых, как ни расписывай М.Маллет продвинутость итальянской военной организации, у Питиглиано на руках была армия с большим количеством пешего ополчения и не самыми мобильными орудиями. Опасность быть обойдённым и отрезанным за счёт большей скорости передвижения французов – имела место.
4. Воспеваемое обычно превосходство французов в пехоте (швейцарцы) и пушках сказалось, но не слишком ярко. Подавить огнём позицию д'Альвиано артиллерии было видимо сверх сил – не тот век-с (Версия, что он двинулся вперёд, уходя из-под обстрела, была бы красивой, но в той инфе, что но руках, об этом ни слова). Вообще, преимущество в орудиях, как кажется, сказалось скорее «на карте». Французы весьма резво, по меркам века и региона, передвигали свою армию ВМЕСТЕ с артпарком, опережая оппонентов и выигрывая инициативу. Ни швейцарцы, ни – предсказуемо – жандармы, не смогли выбить из полевых укреплений на пересечёнке аркебузиров, прикрытых пушками. С другой стороны, они вполне спокойно отошли и перегруппировались. А затем и раздавили вышедший на открытую местность и меньший по численности отряд д'Альвиано. Комбинированный удар великолепной тяжёлой кавалерии и отличной пехоты оказался неотразим. Вопрос, насколько такая ситуация доказывает качественное преимущество французской армии – открыт, ибо слишком неравны силы.
5. Не слишком сказалась и роль всесокрушающего огнестрела. За укрытием, на пересечёнке, в скирмишах – аркебузир был полезен. На открытой местности, в лобовом столкновении, роль его сводилась к залпу-другому, затем пробежке за спины «отживавшей век» пиконосной пехоты.
6. По поводу «разочарования венецианцев в пике». Сомнительно, имхо. Выстоять в такой ситуации было бы великим подвигом, но нельзя ожидать великого подвига по расписанию, регулярно. Пикинёры из Романьи показали себя более чем достойно (наёмники стояли насмерть, национальное ополчение во вкусе тов. Макиавелли побежало…). Возможно, отсутствие их в армиях республики связано с тем, что «легат опять вступил во впадение городами Романьи», следовательно, Венеция попросту потеряла место их рекрутирования.

Рода войск
Кавалерия. Проявила себя (французская) вполне адекватно имиджу. Светлая мысль атаковать по виноградникам показывает изрядный гонор и немалую решительность. Тем не менее, сначала-таки пустили вперёд пехоту, что тактически верно, имхо. На равнине – показали себя отлично, выключив из боя конный отряд противника и поддержав свою пехоту. Кстати, будь у д'Альвиано больше кавалерии, военной истории достался бы дивный показатель сравнительного качества войск – сколько простояли лоб в лоб романьолские пехотинцы против швейцарских, а кондотьеры с ланцами спеццата против жандармов. Сражение лишний раз доказало, что на ровной местности латники являются практически мастом – кто-то должен стоять на фланге пехотных коробок и не давать в этот самый фланг приехать на чардже.
Лёгкая конница (венецианская), как ни странно, себя не проявила.
Пикинёры. Доказали, что стойкая пиконосная пехота есть великое дело. В бою на ровной местности. Может и атаковать, и держать удар, требует прикрытия от расстрела орудиями и удара во фланг… В общем, банальности.
Аркебузная пехота. Тоже ничего оригинального. Показали себя с лучшей стороны за укреплениями и на пересечёнке. С тактической точки зрения – прямо противоположны пикам).
Арбалетная пехота. Упомянута лишь заминка гасконского отряда. Видимо, выступали в роли аркебузиров, только стреляющих потише.
Пушки. Сильно зависят от расстановки перед боем. Д'Альвиано поставил их правильно, и было ему счастье, первое время. Вполне приличная для века точность – итальянцы пытались выцеливать короля и несколько раз почти попали. Про французскую артиллерию что-то сказать сложно.

Если бы – момент всегда очень спорный, так что чистое имхо.
План французов в «бы» не нуждается. В принципе, он сработал – обходной манёвр, несмотря на рассуждения Рюстова про лук и тетиву/Разина про дугу и хорду, таки привёл к успеху. Армия догнала противника, вступила с ним в бой не на его условиях, нанесла поражение тем, кто выступил против, и изрядно отогнала тех, кто не.
План венецианцев для рассуждений про коня в вакууме уместней поделить на три: правительственный, Питиглиано и д'Альвиано.
Правительственный. Налицо явное нарушение технологии процесса, объяснимое разве что недоверием к кондотьерам. Наняв специалиста вообще, и опытного (а также известного осторожностью) командующего в частности, лезть к нему под руку с ЦРУ и ЧРУ не только нетактично, опасно, и несвоевременно, но и равнозначно публично выраженному сомнению в его (хорошо оплаченной) компетентности. Возможно, поведение д'Альвиано: вступил в бой-запросил подмоги-не получил-всё равно полез вперёд – объясняется в т.ч. и этим.
План графа по-своему хорош, имхо. Зная собственную местность, найти такое расположение лагеря, когда французам будет крайне необходимо эту занозу убрать – вполне реально. Но есть и слабое место. Коим французы и воспользовались – а именно, лагерь на 20+ тысяч только бойцов, с обозными, нуждается в подвозе продовольствия. Широкий обход, видимо, и ставил задачей обойти лагерь на безопасном расстоянии, чтобы перерезать линию подвоза.
Что совершенно неясно – как венецианцы, имея тысячи отличных лёгких кавалеристов, умудрились
- не атаковать хотя бы беспокоящими уколами переправу французов,
- не держать их передвижения под постоянным контролем вообще,
- не заметить приближающуюся армию при Аньяделло в частности.
Можно было бы ещё теми же стратиотами устроить выжженную землю… хотя в Италии тогда так не носили, ено.
И, наконец, план д'Альвиано. Атака при переправе имела право на существование (мягко говоря), но при этом вообще-то, с учётом пункта 3, многое ставилось на кон. Удар по Милану… см. выше. Граничит с авантюрой.

Вообще, с учётом послезнания, кажется, что оптимальным было бы атаковать французов на переправе силами кавалерии, по итальянской моде – малыми, сменяющими друг друга эскадронами, при опоре на укреплённый лагерь. Д'Альвиано, естественно, к управлению конницей не подпускать на пушечный выстрел, ибо не сможет/не захочет вовремя отойти. В случае успеха – силами стратиотов всячески беспокоить французов, заодно мешая поиску переправ выше/ниже по течению. Надеяться на распад коалиции, всячески раздувая любой успешный скирмиш до великой победы (Более чем реально. У шведов иногда вплоть до Полтавы – сплошные победы над тысячами и тысячами русских кавалеристов. Не верю, что южане не смогут переврать скандинавов).

Вот как-то так. Успехов,
(придут книги – обновлю, в случае необходимости текст)

Кусок из разинского изложения Рюстова:

Для защиты своей независимости республика Венеция создала войско, укомплектованное венецианцами и наемниками. В его составе насчитывалось 20 тыс. пехоты, 2 тыс. латников, 3 тыс. легкой конницы и 60 орудий. Значительная часть венецианцев имела аркебузы. В мае 1509 г. венецианское войско заняло сильную позицию на пересеченной местности левого берега р. Адда между Тревилио и Ривальто, имея коммуникацию через Крема на Кремону.
Людовик XII сосредоточил в Миланском герцогстве войско общей численностью в 32 тыс. человек и 106 орудий. В составе [565] этого войска было 12 тыс. франко-итальянской пехоты, 6 тыс. швейцарцев и 14 тыс. кавалерии. Французы имели общее численное превосходство, полуторное превосходство в артиллерии и тройное — в коннице. Швейцарская пехота и конница успешно действовали лишь на ровной местности. Поэтому французский король не хотел атаковать венецианцев на занимаемой ими позиции и решил с помощью маневра создать благоприятную для боя тактическую обстановку.
Первый этап - тактический маневр французского войска и отступление венецианцев.
Стремясь вынудить противника дать бой на равнине, французский король двинул свое войско в обход левого фланга венецианцев, чтобы выйти на их коммуникацию. Французы наступали по левому берегу р. Адда. Путь их обходного движения имел форму дуги.
Командующий венецианским войском своевременно был предупрежден о маневре противника и решил выйти из-под удара. Венецианцы стали отходить под прикрытием сильного арьергарда, имевшего в своем составе значительное число аркебузеров. Когда французское войско двигалось по дуге, венецианцы шли по хорде и поэтому опередили своего противника. Французский маневр не удался.
Второй этап — отражение венецианским арьергардом атак французского авангарда.
На подступах к населенному пункту Аньяделло арьергард венецианцев заметил французский авангард, двигавшийся почти рядом, но не обнаруженный ранее, так как его не видно было из-за плотины, заборов, виноградников и кустарника.
Командир венецианского арьергарда нашел удобную для обороны позицию. Это было высохшее русло лесного ручья, вдоль которого проходила плотина, ограждавшая ручей от разливов. С обеих сторон ручья находились холмы, частично покрытые виноградниками. Установив на плотине орудия и расположив аркебузеров по руслу высохшего ручья, командир арьергарда послал донесение своему командующему о том, что он завязал бой и просит подкрепления.
Французский авангард, состоявший из швейцарской пехоты, с ходу атаковал венецианский арьергард. Эта атака была отбита огнем артиллерии и аркебузеров. Затем по виноградникам в атаку пошли латники. Но и они, понеся значительные потери от огня венецианцев, вынуждены были отойти.
Третий этап — преследование венецианским арьергардом отступающего противника и контратака французов.
Командир венецианского арьергарда, не дождавшись подкреплений от главных сил и получив только указание продолжать отход, принял решение преследовать отступающий французский авангард. Вначале преследование велось удачно, так как местность благоприятствовала действиям аркебузеров. Но [566] затем венецианцы вышли на равнину, где были атакованы сомкнутой колонной швейцарцев и латниками, усиленными из главной колонны. Преимущества теперь были на стороне французского войска, и венецианцы потерпели поражение.
Главные силы венецианцев, не оказывая французам сопротивления, отошли к Вероне.
Аньянский бой показывает возросшую роль огнестрельного оружия, с помощью которого были отражены атаки сомкнутых масс пехоты и тяжелой конницы. Но успешное применение аркебузов зависело от характера местности, затруднявшей действия пехотной колонны и латников противника и прикрывавшей аркебузеров от их атак.


ЗЫ. И напоследок - Марков упоминает "венецианского вождя Альвиано". Говоря про 1515 год. Если это тот же д'Альвиано - то, воля ваша, современники, видимо, совсем иначе оценивали его роль в сражении...
Tags: военная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments