nai2008 (nai2008) wrote,
nai2008
nai2008

Categories:

«А пули летят, пули»… Через Эльбу.

Занудные заметки о битве при Мюльберге, 1547 г.

Признаюсь, начать я хотел с того, что простые объяснения есть зло. Но по некотором размышлении решил, что это слишком пафосно («Друг Аркадий, не говори красиво») и категорично, чтобы быть точным. Начну со следующего – простые объяснения должны быть подобны деньгам в кошельке у жмота. Их следует выдавать только тогда, когда это совершенно неизбежно и оправдано.

95% процентов виденных мною описаний битвы при Мюльберге сводятся к такой картине. У имперцев был мушкет, мушкет позволил обстрелять протестантов через Эльбу, те отошли, и неожиданная атака (Карл Пятый внезапно переводит 17000+ человек через реку… внезапно рояль…) опрокинула армию князей. Легенда о супермушкете имеет всё, что нужно массовому читателю для понимания ситуации:
А) есть вундерваффе
Б) есть его применение
В) сочетание А и Б даёт победу.
Для сомневающихся (тут кое –кто имеет наглость сомневаться, что военное дело сводится к мерянью вундервафлями) есть и запасное объяснение – «внезапность». Мол, внезапно напал, вот и всё.
Если серьёзно, то здравое зерно в объяснении есть – но обильно занесённое мусором. Попробуем оный немного разобрать, и выяснить, что же подвело войска протестантов на берегу Эльбы.
(Текст составлен на основе доступных автору описаний в книгах и сети. Особо отмечу анонимный The battle of Muehlberg 24 April 1547 Strategic Victory. Судя по совершенно смехотворному английскому - Duck of Alba, ага – статья переводная, но очень детальная. Не иначе, переводная с испанского).


Стратегическая ситуация
Грустная. Карл Пятый был известен как правитель не самый милосердный, и не делал почти ничего, что могло бы подорвать столь заслуженную репутацию. Подняв оружие против такого правителя, мятежники должны были мятежить до упора и дружно (Перегрызться успеем после победы – лозунг всякой сплочённой коалиции). Вместо этого мы видим в лагере князей полный разброд и шатание, сепаратные переговоры с императором, а маркграф Мориц Миснийский, сам протестант и родственник предводителя протестантов при Мюльберге Иоганна Фридриха Первого, курфюрста Саксонского, вообще воевал на стороне императора. (За что и стал саксонским курфюрстом; после чего был убит уже в следующем мятеже лютеранской знати против императора. Ирония судьбы, однако)
В результате вместо стремительного удара по сюзерену с двух сторон получилась пауза и вялотекущая война. Курфюрст Саксонский разгромил 7000-ую армию императора (зо шпрах С.Тёрнбулл) и отбил нападение коварного миснийского родственничка, но зато правитель Империи получил время. Время, в точности по Суворову, было важнее денег, в эпоху, когда постоянная армия и личная охрана в смысле численности были обычно если не синонимами, то где-то в этом смысле. Передышка позволила Карлу собрать наёмников и выставить немалое (см. ниже) войско. Самый надёжный шанс – решительный блицкриг объёдинёнными силами, а затем продиктовать разбитому императору свои условия мира – протестанты упустили бездарнейшим образом.

Численность и состав войск
Под Мюльбергом протестанты продолжили старательно закапывать свои и без того невеликие шансы на успех. Главной армии Карла противостояла лишь часть армии мятежной. Численность в описаниях традиционно разнится, от 10 000 и даже более до 6 тысяч (4000 пехоты, 2000 конницы), но сами протестанты, которым было виднее, полагали свою армию слабее императорской. В связи с чем отошли за Эльбу, разрушив мост и выставив на берегу охранение (до 1000 стрелков и «несколько орудий»). По качеству войск мятежников есть неясность, но есть и основания считать его как минимум достойным. См. похвалу венецианского посланника дисциплине протестантской кавалерии (по Тёрнбуллу «живо реагируют на сигналы трубы»), а также описание боя пехоты в центре.
Испано-германская армия императора подаётся силой от 17 до 25-30 тысяч. В составе отмечены 3 испанские терции, германские ландскнехты, лёгкая кавалерия, в т.ч. аркебузиры и гусары. Аноним приписывает Карлу немалый контингент жандармов – 4 эскадрона в 1800 ланц суммарной силой, более распространённая версия предполагает, что ударным кулаком были тяжёлые рейтары. В принципе, поскольку и те, и другие, скорее всего, строились в глубокие (для конницы) формации с лучшими воинами в передней шеренге и по флангам, разница не столь велика. Судя по описаниям, рейтары носили пистоли, меч и иногда булаву, германские копейщики – в придачу ещё и т.н. boar spear. Ничто не мешает полагать, что в кавалерии были и те, и другие. «Рейтары вооружались сами, и богатым дозволялось иметь полные латы и копья» (С) Полковник Марков.
Испанская пехота действительно имела мушкеты, хотя и вряд ли у большинства стрелков. Вещь-то и впрямь мощная, но весит… Недаром Рюстов считал мушкетёра пехотинцем отнюдь не лёгким, именно из за веса снаряжения.
Пушки были у обеих сторон, но заметной по описаниям роли не сыграли. Хотя, как кажется, могли, особенно протестантские.

Собственно бой
Делится на две стадии, имо. Утром 24 апреля, пользуясь темнотой и туманом, испанские стрелки напали на охранение протестантов, пытаясь пересечь реку. Мушкет действительно позволял обстреливать врага через реку, аркебузирам же, как отмечает наблюдательный аноним, для ответного огня приходилось заходить в воду. Что холодно и жутко неудобно, особенно имея в виду фитильный замок. Огневое преимущество, в целом, было на стороне католиков, к тому же испанцы действовали крайне отважно и решительно. Вплавь преодолев Эльбу, с одними шпагами и ножами, они захватывают то ли лодки (Тёрнбулл упоминает, что испанцы предварительно перестреляли из мушкетов солдат на лодках… гммм…), то ли недоразрушенный вражеский понтонный мост. Вероятно, и то, и другое.
Одновременно некий крестьянин, у которого протестанты то ли дом сожгли, то ли лошадей увели, указал католическим офицерам брод, и кавалерия стала переправляться. Согласно анониму, гусары перевезли на крупах пеших аркебузиров. Католики объединили плацдармы и закрепились на берегу. Закрепились, видимо, не в смысле «окопались», скорее – выстроили цепь застрельщиков с отрядами поддержки из пеших аркебузиров и лёгкой конницы. Пикеты мятежников, как часто пишут, отступили в панике, но вариант немецкой Википедии – отошли с боем в лагерь - представляется всё же более вероятным, т.к. нет упоминаний о захваченных на берегу орудиях. Вряд ли солдаты в были в такой панике, что ещё и пушки уволокли. Курфюрст Саксонский – который, по одной версии, завтракал, по другой собрал всех офицеров на молитву – приказал отступать. Близлежащие Торгау и Виттенберг, хорошо укреплённые и верные Фридриху, могли укрыть армию – если протестанты смогут до них дойти.
На этом, имхо, закончилась первая стадия боя. А равно – исчезли все шансы лютеран на победу. Упустив возможность держать оборону по линии реки и ждать подкреплений и/или внутреннего раздрая во вражеской ad hoc собранной наёмной армии - они могли теперь в лучшем случае рассчитывать на ничью. Единственный шанс на неё был бы – ударить немедленно, с силами, какие удастся вокруг себя спешно собрать, «едва построив эскадрон, вести его в атаку», Мюрат-стайл. Сбросить в реку стрелков и лёгкую кавалерию, как кажется, протестанты могли бы, но… не всем быть Мюратами. Вместо этого они без боя уступили берег, т.е., прежде всего, позволили куда более сильной имперской кавалерии вырваться на равнину.
Что закономерно, далеко отступить лютеране при таком раскладе не смогли. Едва закрепившись, имперцы бросили вдогонку врагу свою лёгкую конницу (гусар, конных стрелков, а также таинственных Celadas). Та стала терзать отступающие колонны, не столько убивая солдат, сколько тормозя движение. Выигранные легкоконными бойцами минуты Карл Пятый использовал на все 101% - спешно переправляя свою армию по мосту и через брод. С его точки зрения, сражение можно было считать почти выигранным. Враг отступил с сильной оборонительной позиции и уходил, осталось догнать его и раздавить в открытом бою. Напомню, что численное превосходство имперцев считают от двойного до четырёхкратного, по версии протестантов. Один конный отряд император возглавил лично, несмотря на болезнь. Пафосный сюжет получил не менее пафосное отражение в картине Тициана.
Теоретически, курфюрст мог бы выставить арьергард, и, пожертвовав им, уйти… не будь его армия наёмной. Дойдя до леса, и, видимо, предвкушая все удовольствия отступления сквозь него с решительным и наглым врагом на плечах, протестанты выстроились для боя. Сделав ровно то, что хотел от них противник.

Сам бой при Мюльберге – не считать же таковым скирмиш через Эльбу? - начался, как считается, около 4 часов дня. Построение войск было классическим: конные фланги - ударный кулак на правом, пеший центр, пушки перед пехотой (у протестантов) и где возможно. Примечательна в расстановке войск лишь отправка отряда лёгкоконных (гусары и, видимо, аркебузиры), при поддержке неаполитанских рейтар, в тыл мятежников, сквозь лес. Незаслуженно обозванный уткой герцог Альба возглавил на правом фланге атаку кавалерии, которая и опрокинула лютеранские эскадроны, более осторожный Мориц Миснийский (С.Тёрнбулл и его помещает на правый фланг, видимо, ошибочно) пустил вперёд конных аркебузиров. Те сломили сопротивление вражеских скирмишеров и начали обстреливать кавалерию протестантов. Спасаясь от пуль, мятежники отступили… чем и дали имперцам - поддерживающим застрельщиков тяжёлым кавалеристам – отличный момент для атаки.
В центре бой, похоже, начался вяло. Протестанты свои пешие отряды (17-18 рот, по анониму) уже выстроили, а вот имперские пехотинцы, подбадривая себя возгласами «Испания и Империя!» подходили к месту сражения порционно (мост) и, что называется, по ходу пьесы. Скорее всего, в авангарде шли испанцы – мокрые, но решительные (и с мушкетами, ясно дело). Пока шла перестрелка, Путин спокойно тренировал свою команду Карл Пятый спешно выстраивал пешие баталии. Кавалерия бодалась на флангах, разбитые протестантские эскадроны отступали, а католики их гнали и не давали собраться, пехота тем временем получила возможность начать свою битву. В некоторых описаниях говорится, что протестанты побежали почти сразу, в других – что пехота держалась почти 2 часа (видимо, считая перестрелку и построение католических баталий). В любом случае, им во фланги уже заходили имперские рейтары, а кавалерия, посланная в обход лютеранской армии, появилась в тылу, на виттенбергской дороге. Даже швейцарцы не смогли бы победить в такой ситуации – только славно погибнуть.
Многочисленная лёгкая кавалерия довершила разгром отступающей армии. Считается, что уйти не удалось почти никому.


Что же пошло не так у протестантов?
1) Нерешительное, иногда откровенно предательское поведение руководства мятежа.
2) Численный перевес противника – притом перевес в опытных, инициативных солдатах.
3) Неожиданная и отважная атака испанцев, захват переправ. Неожиданная не вообще – что ещё делать в такой ситуации сильному, жаждущему боя противнику? – а по своей дерзости. С одним холодным оружием, на вражеские пушки, укрепления и стрелков… даже швейцарцы в таком раскладе бывали биты. А ведь испанцы ещё и должны были реку переплыть.
4) Ошибки курфюрста Саксонского – охранение не получило поддержки (пикинёры не успели бы, но ведь есть классика, «конные и пешие стрелки…вербуются вместе »), отказ от немедленной контратаки на плацдарм наличными силами, решение отступать в условиях, когда противник непременно отправит вдогонку сильную кавалерию с агрессивными и умелыми предводителями. На контрасте – дерзкие и отважные действия имперских солдат, решительность генералов.
5) И да, мушкет действительно бил через Эльбу. Правда, пушки лютеран доставали и подальше мушкетов, вот только не помогло это. Дело, при всех плюсах мушкета, явно не в бобине.

ЗЫ. В описании боя интересна роль конных аркебузиров. Они активно участвуют практически во всех его фазах. Занимают плацдарм, преследуют, вместе с прочими легкоконными, отступающие колонны. Одерживают верх над кавалерией правого крыла лютеран (в классической расстановке - ударного), предварительно отогнав вражеских застрельщиков Расстреливают во фланг построения лютеранской пехоты. Участвуют в обходном манёвре. Как jack of all trades, конные аркебузиры не имеют себе равных, причём даже не скажешь чтобы master of none. Можно полагать, что аркебузиры хотя бы часть боя стреляли именно что с коня, и стреляющая кавалерия оказывается, опять, далеко не так бесполезна и беспомощна перед кавалерией ударной, как то полагали классики.
А в прочем, классическая баталия для своего века– кавалерия на флангах решает исход битвы, пехота в центре сдерживает натиск противника. Как только одна из сторон высвобождает несколько эскадронов для удара во фланг пехоте, она и выигрывает сражение.
ЗЗЫ. Интересно отношение императора к побеждённым. Даже и мстительный к живым – он не просто осуждает курфюрста Фридриха на пожизненное заточение, но и распоряжается показать пленному указ о его казни– он не воевал с мертвыми. Могила Лютера, с точки зрения Карла – злейшего врага церкви, ересиарха – осталась нетронута.

Успехов,
Tags: военная история, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments