nai2008 (nai2008) wrote,
nai2008
nai2008

Categories:

Малоизвестные битвы: ла Мотта, ака Виченцо, ака Креаццо. 7 октября 1513 года.

Несмотря на то, что Итальянские и религиозные войны, - тема, мягко говоря, совершенно не новая, любитель периода постоянно натыкается на откровенно издевательские тизеры. Упоминания о битвах, и немалого размаха, про которые ничего, кроме этих упоминаний, найти не удаётся. И что досадно - мемуары и хроники, как правило, про сражения эти повествуют, даже иногда и весьма детально. Просто тексты эти малоизвестны и в массовый тираж, как правило, кроме отдельных и дай Бог не перевранных цитат - не попали.

Внесу же свою малую лепту в борьбу с тизерами). Итак, битва при ла Мотта.

Каноническое и весьма лаконичное описание общедоступно в сети и сводится к следующему. Венецианская армия отступала перед объединённой испано-имперской, последняя, грабя и разоряя владения республики, дошла до собственно Венеции. Город обстреляли, но переправляться (К.О. рад напомнить, что Венеция окружена не совсем сушей) было не на чем, особенно - с учётом того, что на берегу переправляюшихся встречали бы все запасы Арсенала до последней аркебузы и пики. Далее то ли из-за ухудшения погоды и ситуации со снабжением (версия испано-имперских симпатизантов), то ли из страха перед приближающейся армией республики, пополненной и усиленной, агрессоры отступили. Итальянцы отправились вдогонку, пытаясь отрезать пути отхода и таки вынудили врага дать бой.
В ходе которого венецианцы (10 тыс. пехоты, 3000 - конницы, из них тысяча стратиотов, 24 орудия) были разбиты. 3,5 тысячи ландскнехтов, 4000 испанской пехоты и 1000 - конницы при поддержке 30 с лишним пушек атаковали и отпрокинули итальянцев (под руководством Малетесто Балиони, будущего дожа синьора Гритто и незадачливого, уже второй раз битого д'Альвиано).
Германоязычная сеть добавляет, что д'Альвиано отправил тяжёлых жандармов для флангового обхода, но те не смогли пробраться сквозь заболоченную местность, хвалит испанских пикинёров и аркебузиров за стойкость в бою, отмечает отвагу соотечественников-ландскнехтов - но в целом, ещё более лаконична, чем англоязычная.
Некоторые детали удалось найти только в жизнеописаниях Георга фон Фрундсберга - современном Р.Бауманна и старинном А.Райснера. Второе, конечно, с первых страниц заявлено как творение пропагандистское, написанное, дабы воздать должное отваге немецких наёмников, чью славу преуменьшают и крадут злые наниматели и враги, но всё ж источник.
Бауманн, в целом соглашаясь с канонической версией вплоть до численности сторон, добавляет следующие детали. Испанско-имперская армия была построена необычно для своего века - конный центр и пехотные фланги. После того, как союзники отбили нападение сильного конного авангарда венецианцев, они перешли в наступление сами. Конные фланги итальянцев не смогли пробить строй ландскнехтов и испанцев, а пехота удара союзных "кирасиров" не выдержала. Потери Венеции приводятся как 5000 пеших, 400 конных, 26 капитанов убито и захвачены все 24 орудия. Отмечается, что в союзной коннице было не менее 150 германских латников и некоторое кол-во "легкоконных" (Всё тот же кэп радостно напоминает, что легкоконными нередко называли латников-лансеров, только что на лошади без брони и вообще подешевле. Пафосный немецкий шеволежер изображён в оспреевской книге по Крестьянской войне в Германии, к примеру).
В целом же Р.Бауманн повторяет описание Райснера, которое в сокращённом переводе (моём, с возможными ошибками - не так просто продираться сквозь старый шрифт) привожу ниже.

Обстрел Венеции. Победа при Виченце 1513.
Император Максимилиан для сей кампании (1513 год) назначил оберстами над германской пехотой Георга фон Лихтештайна, Георга фон Фрундсберга и Якова фон Ландау. Они привели из Германии 6000 пеших кнехтов. К сему войску (Haufen) присоединились и старые германские кнехты, ветераны (дословно "оставшиеся после") большой битвы при Равенне. Упомянутый фон Фрундсберг с несколькими сотнями немецких ландскнехтов между городами Бассано и Асоло одолел и рассеял 1600 ополченцев (вероятно, именно это имеется в виду под Landsvolk, т.к. пехота зовётся обычно автором Fussvolk), занял Бассано и защищал его, когда город осадили три больших воинства врага.
...
Затем они (командиры уже объединённой испано-имперской армии) собрали войска и отправили обоз (видимо, к Вероне). Вице-король, граф Раймунд фон Кардова (немец пишет....) был оберстом над испанцами, тех было 15 рот (дословно "знамён" Fähnlein), германских же было 7, по 500 кнехтов каждая.
(Показательно, что даже этот подозвительно гладкий подсчёт даёт в итоге куда меньше ландскнехтов, чем заявленное ранее 6000 + ветераны. Потери от болезней и дезертирства, конечно, были, и возможно, немалые, но не настолько же! Хотя, конечно, и с явным удовольствием повторяемый у Райснера алгоритм кампании в Италии "осадили-обстреляли-штурмовали-разграбили и сожгли богатый замок" - давал свой % грузов 200, и гарнизонами надо было кого-то оставлять. Как говорится, нельзя всё ломать только замки жечь, надо на чём-то и сидеть и коммуникации охранять. Но даже учитывая всё вышеперечисленное, убыль людей в пехоте - колоссальная. И это ведь - КРАЙНЕ успешный поход с добычей и (пока что) без больших сражений).
Но над 700 испанскими кирасирами обестом был Фердинанд маркграф цу Пескара (ака Фердинандо д'Авалос, кстати, в википедии заявлен как командир пехоты), над кирасирами германскими и легкоконными - Филиберт Зуггар. В придачу им было дано 12 фальконетов (далее упоминается ещё 10 картаун), войско взяло Мантаньяно, Эсте, и двинулось к богатому городу Боволенте, штурмовали его, захватили и все роскошные дома и окрестности разорили и сожгли. Затем... двинулись к Венеции, перешли реку Баччильоне, и разграбили богатый замок Пиове. Затем заняли город Местре близ Венеции, истребили население и сожгли город. Со всем войском стали лагерем у воды, рядом с башней Мегара, и обстреляли Венецию из всех тяжёлых орудий , 10 картаун. Горожане впали от сего в страх, ядра достигли города и попали в храм Св.Секундини.
Когда венецианские оберсты Бартоломео д'Альвиано и Малатеста Балиони, оставшиеся было в Тревизо на зимние квартиры, двинулись на помощь родному городу, испанцы и имперцы отступили и попытались отойти к Вероне.
Венецианцы опередили их, заняли переправу через Баччильоне, и двинулись также к городу Виченцо у деревни Ульмо, где немцы и испанцы должны были по пути к Вероне проходить. Засим Бартлме (Бартоломео д'Альвиано), а также Балеон и Гритти перекопали (укреплениями?) дороги, отрыли рвы и выставили пушки на колёса (т.е. видимо, перевели в боевое положение тяжёлые орудия, перевозимые в разобранном виде), в убеждении, что враг в ловушке и должен либо дать бой, либо сдаться от голода. Венецианцы, кроме того, закрыли узкие горные пути завалами больших деревьев и камнями. д'Альвиано встал со своим войском в четырёхугольном боевом построении у реки Баччильоне, он желал победы и мщения за понесённый (Венецией) урон. К фон Фрундсбергу (???) он послал трубача с предложением сдачи.
(Далее идёт с удовольствием повторенная у Баумана история. Д'Альвиано намекает на «безоружность» ландскнехтов – в плане доспехов - называя их «nackt», т.е. «голые». Что не обещало успеха в полевом сражении. Альтернативой было сдаться и безоружными, с белыми посохами в знак капитуляции, вымётываться из венецианских владений. Не слишком сурово, если вспомнить их поведение. Вопрос с добычей не прояснён, хотя обычно у пленных её отбирали – ткскзть, грабили награбленное. Насколько это соображение побудило Фрундсберга со товарищи отвергнуть предложение, можно не гадать. Бравый немец (а, скорее всего – совет оберстов, ибо Фрундсберг не командовал всей армией) дал ответ, что бездоспешный ландскнехт с кружкой вина в брюхе, дабы разжечь жар в сердце, ему милее, чем итальянцы в доспехе с головы до ног. Много врага – много и чести, так что дело складывается удачно.
Д'Альвиано в «пламенной речи» перед своей армией обещает вражескому войску неизбежную гибель)
Имперский воинский люд вместе с испанцами желали пройти на Верону. Но когда они подошли к деревне Ульмо, они узрели, что не могут ни двинуться далее, ни отступить. Ущелье было закрыто (противником), наступила ночь и люди устали, так что расположиться пришлось в 500 шагах от венецианского лагеря (?? От передовых постов, наверное). Орудия были нацелены на них, и с великой яростью открыта пальба. Солдаты должны были прятаться за деревьями долины и лежать на земле, пребывая в беспокойстве и страхе, без сна. Перед ними стояло всё войско Венеции, за ними шёл Пауль Манфрони с 4000 ополчения и Баберраний с 500 всадниками, все дороги были перекопаны и заняты врагом, по всем сторонам долины…
Георг фон Лихтенштейн, Георг фон Фрундсберг и Ганс Якоб фон Ландау совещались, ободряя друг друга, и с оберстом фон Кардова… Антонием де Колонна и маркграфом фон Пескара наконец решили, не двигаться вперёд, ибо враг имел преимущества, но немного отойти из тесного места на открытое, правым флангом развернуться к Бассано, и, буде венецианцы пожелают боя, то лучше будет биться на открытом месте. Если же враг не последует за ними, то следует оставить Виченцо и уйти через Триентийские горы обратно к Вероне, каковая вызывала беспокойство, по малости оставленного гарнизона, что враг её возьмёт. В тот же час был отправлен вперёд обоз, развернулись, оборотив к врагу спину, что было крайне опасно, и в боевом порядке (надо полагать - в готовности к бою, не в строю баталии) без лишнего шума ночью вышли из лагеря и остановились у деревни Креаццо.
В свою очередь д'Альвиано и его шурин Балеон повелели врага не упустить никоим образом и мнили, что тот зажат между горами и топями, окружён со всех сторон и будет уничтожен пушками. По сей причине д'Альвиано послал в Падую весть, что благородные горожане могут выйти и узреть, каково придётся врагу, положенному уже головой на плаху. Он был уверен в себе и презирал противника. Кардинал дела Ровере епископ Падуанский и бюргеры согласились и заняли места на возвышенностях, желая видеть, как враг будет истреблён. Утром Бог дал густой туман, из-за чего д'Альвиано не заметил отступления врага. Когда же он узнал об отходе, то в ярости и великом рвении поспешил вослед. У деревни Креаццо он достиг врага. То было ровное место с изгородями и кустами, окружённое горами… Д'Альвиано горел жаждой боя, и посему выслал вперёд лёгкую конницу с 3 фальконетами, дабы та напала на арьергард (дословно «заднюю Haufen»). Тогда германские конники (именно Reiter, не Ritter, «рыцари») собрались и отогнали венецианских легкоконных от фальконетов (отбили орудия?). Бартоломео спешно построился для боя, поставив справа своего шурина Балеона, Антония Пиума с пехотой(!) на левый фланг и сам встал в центр.
Фон Фрундсберг и фон Ландау же выстроились четырёхугольным боевым порядком и готовы были сражаться на все стороны, и, буде враг окажется вблизи, напасть на него. Когда же венецианские кирасиры, а было их 1000, и а за ними ещё 1000 стратиотов (Райснер скромно уточняет «так звали конных наёмников») выступили вперёд, Тройлий(?), Мутий Колонна и Фердинанд Аланкон с 500 конными (3 эскадрона?) понеслись на них и приняли сурово.
Проспер Колонна, всячески ободряя людей, себя и вице-короля поместил в центр линии, Фердинанда же маркграфа Пискарийского – на фланг с испанцами. Георг фон Фрундсберг и Ганс Якоб фон Ландау стояли на другом фланге… венецианская пехота, коей вначале было до 6000, ещё прежде, чем сойтись с врагом, повернула (и отошла? Кусок текста не вполне ясен). … конница ударила венецианскую пехоту во фланг, и фон Фрундсберг обрушился на их левый фланг, и они боя не держали, вскорости оружие своё побросали и пустились в бегство. Произошла изрядная баталия, и закипел жестокий бой, и противники насели друг на друга, рубили, кололи, стреляли. Немцы и испанцы ведали, что д'Альвиано обещал им смерть, и предпочитали честно и быстро умереть в бою… (Очтрогательно, особенно если забыть, как именно храбрые союзники вели себя на венецианских землях – см.выше. Поводов к мести они дали с избытком). Вицекороль и братья Колонна, увидев, что воины находятся в затруднении, ободряли их идти вперёд и напоминали, что венецианцев бояться нечего, что они всегда (союзниками) биты бывали. Так же и Георг фон Фрундсберг и Ганс Якоб фон Ландау венецианцам отважно противостояли, и натиск свой не ослабляли, так что Бабоне Нальдо фон Брисигелло, великий капитан венецианцев, обратился в бегство и был в сём (из верхушки армии) первым, и их войско дрогнуло. Немцы истребили много прославленных капитанов: Констанциуса Пия, Мелеагро да Форти, Карло ди Монтоне, и многих иных знатных, в плен же никого не брали, ибо хотели отплатить за свой урон, понесённый при Кадоре, и никого не оставляли в живых. Неоднократно взывал д'Альвиано к венецианским воинам, побуждая развернуться и вновь напасть на врага, но Марк Антоний Монтано был сражён и рухнул вместе с главным знаменем, кое нёс, и страх обуял воинов Венеции, и они пустились в бегство. Сам д'Альвиано с немногими всадниками с немалым риском переплыл реку Баччильоне, что течёт через город Виченцу, при сём Антоний Пий, старый капитан и многие иные утонули.

Многие капитаны республики пали в бою или же в бегстве, но Андреас Гритти, ставший затем дожем Венеции, ускользнул и бежал в Виченцу, где ему помогли - через стену кинули верёвку.

Сия знаменитая битва случилась 7 октября 1513 года, и на поле боя враг оставил более 5000 венецианской пехоты, 26 капитанов и фенрихов, 400 кирасиров. Победителям достались 24 большие пушки и все знамёна. Многие из них фон Фрундсберг отправил в Мюнденхайм и их вывесили в церкви. На стороне союзников погибли немногие. Георг фон Фрундсберг с немцами остался зимним лагерем у Вероны и Виченцы, и отложил (так дословно) войну до весны. Испанцы и немцы (уже весной?) вышли из Виченцы, и местность до Падую разорили и выжгли.
Несмотря на то, что Венеция повсюду терпела поражения, республика всё ещё не желала мира, ибо могла оставить Виченцу и Верону.
Войско императора по весне (1514 г.) вышло из Вероны в сторону Виченцы, где стоял Ренцо да Цери (позднее сей будет неуспешен в обороне Рима в 1527 г.), и затем к Колонне, и д'Альвиано вновь бежал к Брентелле и не желал более подвергать себя риску боя, но ожидая французской подмоги. Георг фон Фрундсберг и иные имперские капитаны заняли города Полесине, Родиго Эсте и Монфальконе и разграбили их, и затем заняли все города в области Фриули. И венецианцы пали духом и утомились от войны, и устремились помыслами своими к миру… и решили оставить императору Верону, дабы мир тот получить. Но император уже желал большего, ещё Виченцу и иные города…

Вот, собственно, и всё описание. Сказать, что всё понятно и прямо как вживую видел - не скажешь, но койкакие выводы сделать можно.
1 (скорее всего даже пункт 0, ибо строго личное мнение и даже офтоп)
Искренне восхищён непотопляемостью д'Альвиано. Не хочу красить всё чёрным цветом - он вполне удовлетворительно вёл войну "в целом", отбивая венецианские территории. То, что он попал в плен - тоже по меркам века не великий грех. НО представьте себе только - некий кондотьер ДВАЖДЫ продувает крупное полевое сражение, причём первое по причине открытого неповиновения приказу и личной опрометчивости, а второе он имел все шансы выиграть и даже загнал врага вроде как в ловушку... И при этом не просто остаётся на своей должности, но ещё и чествуется венецианцами как герой! "3 проваленных проекта - гарантия непотопляемости", ага.
2. Относительно расстановки войск. Судя по описанию, у союзников в центре стояла конница, слева испанская пехота, а справа ландскнехты. Но и у венецианцев конница размещена в центре, и, возможно, справа (т.е. напротив испанцев), а пехота слева. Можно предположить, что жандармов так синхронно разместили в центре и долины, и боевого построения в силу прежде всего особенностей местности. Судя по упоминанию топей (а также по тому, что - если верить немецкой сети - фланговый удар д'Альвиано банально увяз в пересечёнке) - только в центре долины была достаточно ровная и/или сухая местность для конного боя. Что и обусловило расположение войск.
3. Несмотря на отход от канона в плане размещения конницы, бой всё равно решило именно столкновение кавалеристов. Союзная конница 1) отбросила венецианский авангард, 2) рассеяла и отразила атаку жандармов и стратиотов, и 3) билась с центральной баталией венецианцев достаточно успешно, чтобы выделить как минимум часть сил и ударить во фланг итальянской пехоте. Испанцы и ландскнехты бились отважно, но всё более статично. Хотя вторые, кажется, и нанесли удар по атакованной кирасирами венецианской пехоте.

Есть и некоторые вопросы. Прежде всего, к численности войск, конечно же. Относительно пехоты могут быть только абстрактные размышления: 3500 ландскнехтов с пиками вполне могут опрокинуть 6000 условных венецианских пехотинцев, последние в табели о рангах стояли явно ниже немцев, и, возможно, даже не имели достаточного количества пик; с другой стороны, пехотинцы "в доспехе с головы до ног" - это вполне себе элитные части, и вряд ли их так просто может отбросить враг почти вдвое слабейший... В общем, тут можно лишь отметить весьма вероятное преувеличение со стороны автора. Иное дело - конница. В отличие от пехоты, жандармы и стратиоты - это трейдмарковые рода войск Венеции. Точно так же, как ландскнехтов при прочих равных можно уверенно считать лучше венецианцев, то республиканские жандармы (с той же оговоркой) если кому и уступали, то французам. При этом нас хотят убедить, что 3000 венецианских конников (из них стратиотов около тысячи, да и те не были так уж бесполезны в бою с жандармами - при правильном применении, не лоб в лоб, конечно же, против потерявших строй или опрокинутых эскадронов, далее см. энциклопедию, статью "булава") были разбиты 1000 союзных жандармов и шеволежеров? При этом в тексте чётко упоминается, что три эскадрона в 500 копий отразили атаку тысячи жандармов и тысячи стратиотов?? ГмГмГм... Далее - кажется, можно смело утверждать, что долина была для конной битвы не совсем айс. 3000 кавалеристов, даже в несколько эшелонов - это ОЧЕНЬ много места (Рюстов полагает в шеренге 2,3-2,5 метров на жандарма), а в глубокие построения венецианцы, в отличие от тех же немцев, всадников не строили. Т.е. можно предположить, что автор преувеличил численность венецианской конницы, либо указывает её общее число, без учёта посланных в обход и увязших в болоте.
Также, как представляется, автор несправедлив к стойкости итальянцев. Если смотреть внимательно, то после обязательного (для труда о героических ландскнехтах) зачина о дрогнувших ещё до столкновени венецианцах следуют такие красочные детали как "закипел жестокий бой", "противники ... рубили, кололи, стреляли", "вицекороль и братья Колонна, увидев, что воины находятся в затруднении", "Георг фон Фрундсберг и Ганс Якоб фон Ландау венецианцам отважно противостояли, и натиск свой не ослабляли" (не с бегущими же они бились, коли и противостояли, и натиск не ослабляли?). Да и дрогнуло итальянское войско признаётся Райснер, только после бегства одного из капитанов и гибели знаменосца.
В целом, битва представляется следующим образом. Д'Альвиано проглядел отступление врага, но не критично долго щёлкал клювом. Посланный им вдогонку лекучий отряд - конница и фальконеты - настиг отступающих союзников. Насколько бой был успешен и для кого - сказать не берусь, но свою главную задачу итальянский отряд выполнил. Противник был вынужден отражать атаку, и основные силы республики успели его догнать. Д'Альвиано усилил передовой отряд жандармами и стратиотами, впрочем, и эту атаку союзники отразили.
Тут опять мы попадаем на зыбкую почву предположений. Возможно, д'Альвиано хотел выиграть ещё больше времени для построения войска (и завершения обходного манёвра, если таковой вообще имел место).Не исключено, впрочем, что "Баберраний с 500 всадниками" - это и есть фланговый обход.
Не менее вероятно, что того самого "твёрдого места, с изгородями и кустами, окружённого горами" в долине было мало, и речь идёт о вынужденном решении эшелонировать конницу, посылать её в атаку волнами на участке ровной почвы - благо, оно было и не чуждо итальянцам, эшелонирование ланцеров, и тактически разумно, особенно против слабейшего противника. Исключительное имхо, но именно в такой ситуации могла сыграть германская тактика (см. Маркова) - строить конницу глубокими эскадронами. Сочетание тонких линий испанских жандармов с более глубокими построениями немецких кирасиров могло оказаться непривычным для итальянцев и вызвать некоторое смятение. В условиях ограниченного пространства для манёвра и отважного, а равно отчаянного, противника. Повторюсь - чистое имхо.
Далее началась столкновение основных сил. С испанцами можно понять только, что они стойко и вполне успешно отбили противника (то ли конницу, то ли пехоту). Немцы, как кажется, отразили первое, и, возможно, достаточно half-hearted нападение венецианской пехоты. Впрочем, упомянутое герром Райснером трусливое отступление явно не было долгим - из описания следует, что пешую баталию республики опрокинул комбинированный удар кирасир и ландскнехтов, после непростого боя. Видимо, итальянцы отошли и атаковали снова, в какой-то момент времени получили фланговый удар от союзной конницы, 2 "фона" - Ландау и и Фрундсберг - весьма грамотно воспользовались этим и решительным натиском опрокинули врага.
Всё это время, сколько можно судить,в центре шёл бой конницы. Который союзники, так или иначе, но выиграли, что, повторюсь, и решило исход сражения.

ЗЫ. Уффф... Это был очень долго сочиняемый текст, вырывал время буквально минутами - много проблем навалилось в марте, но уж больно тема была интересная.
Hope you enjoy it.


Успехов,
Tags: военная история, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments